Поиск

Что заготовил нам Триер, и на каком материале он строит свой «дом»?

Гали Хасанов о последнем фильме Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек», родовых травмах и судьбе цивилизации.

«Снег, сошедший с крыши»

День начинался в приподнятом настроении. Морозы наконец-то отпустили и за окном шёл снег, вообще-то он шёл всю ночь и от предощущения большой физической нагрузки тело находилось в какой-то приятной истоме. Мы то знаем, что после трёх, четырёх часового бросания снега наступит хорошая парная, а затем — подушка Мейрама и как-будто ничего не было. Я стоял на доске садху и, преодолев первоначальную адскую боль, которая растекалась по всему телу, ощутил физическое равновесие.

На самом деле никто не знает, что такое адская боль, мы можем только предполагать, наверное, это миллионная доля того, что может ждать нас, тех, кто верит в это. И в этот момент раздался настойчивый стук в окно, я бы даже сказал, требовательный. Пришлось попросить дочь, выяснить в чём дело. Оказался сосед с непонятным требованием почистить снег у него во дворе. Моя аскеза должна была закончиться минут через пятнадцать, о чём ему и было передано. Ещё с я утра обратил внимание, как мини-трактор расчищал их двор, поэтому для меня было загадкой, что же произошло такого, что сподвигло его на такую просьбу. Одевшись, и взяв лопату, я оказался у них во дворе. Передо мной предстала площадь, заполненная снегом. И первое, что я услышал, была фраза: «Это твой снег и тебе надо его убрать». Это как на машине, когда идёшь на обгон и чувствуешь, что мощи твоего двигателя не хватает прибавить хода и завершить начатое, а встречный автомобиль несётся, и вот вся твоя жизнь, как в калейдоскопе картинок, прокручивается перед тобой в одно мгновенье.

Режиссёр фильма «Дом, который построил Джек» Ларс фон Триер (в центре)

Так и я вспомнил историю строительства дома, откуда часом ранее скатилась гора снега. Как в любой классической ситуации, где начинается конфликт со взаимных претензий, типа: «мой дом стоит уже двадцать пять лет и снег падал с него всё это время», — а в ответ — «если бы у меня было здоровье, а оно у меня было до сего времени, то я не предъявлял бы претензий» и т. д. Я решил пойти парадоксальным образом и предложил, чтобы всегда приглашал меня чистить его двор. После процедуры мне хватило тридцати минут, чтобы получить наслаждение и доставить удовольствие соседу от хорошо сделанной работы. И всё это время я вспоминал эпическое произведение Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек». Никогда не знаешь, что же может сподвигнуть на откровение. Теперь знаю — снег, сошедший с крыши.

Родовые травмы исторических деятелей

Воспользуемся примером с машиной, приведённым ранее. Любое авто, чтобы она сдвинулось с места, приходится заправлять и вследствие сгорания топлива кинетическая энергия толкает наш четырёхколёсный аппарат вперёд, но предмет наших исследований заключается в другом. Каждый человек с момента рождения также заправляется «топливом» и при этом выделяет различные виды энергии, свойственные только ему, как обладающему сознанием. «Мы появляемся на этот свет, сотворённые по воле Всевышнего и мы неизменны» (Коран, вольный перевод, сура 30, аят 30). И на протяжении всей жизни «раб Божий» пытается пробиться к своей сути. Кому-то может повезти на этом пути! Каждый индивидуум рождается в насилии — это априори. Но современные знания и технологии стали часто вмешиваться в Божий промысел, лишая его органичного появления на свет, со всеми перепитиями одного из главных событий жизни — рождения. Кроме всего прочего, вмешиваются в то, что заложено в ребёнке от родителей — генокод. Именно в момент рождения будущий Чингизхан, Наполеон, Гитлер и т. д. получают родовые травмы, которые прямиком идут в подсознание и ждут своего момента, чтобы этот комплекс, черту характера явить миру. В этом направлении очень хорошо разобрался американский учёный чешского происхождения Станислав Гроф. С его именем связано появление трансперсональной психологии. По Грофу, весь процесс рождения состоит из четырёх этапов, так называемых БМП (базовых перинатальных матриц).

Первый этап. Нахождение будущего хозяина мира в околоплодных водах в комфорте. Затем всю жизнь он бессознательно стремится к этому состоянию. И если наш герой и все его действия и поступки будут направлены ради получения этого состояния (дом с лужайкой, машина, виноградник и сын продолжатель всего этого), то персонаж этой пьесы, можно с уверенностью сказать, не понял смысла своего произведения под названием «жизнь». И когда смерть посмотрит ему в глаза, он «до смерти» испугается и будет цепляться за все те блага, которые накопил.

Второй этап. Когда плод созрел и матка раскрылась, а наш герой «стоит» перед выбором: рождаться или нет, он ещё не принял решения. За него приняли решение другие. Они могут обосновывать разными причинами (у роженицы таз узкий, она боится боли и просила этого как-то избежать и т. д. и т. п. , если не кесарить, то фатальный исход). Так может быть в этом и был божий промысел, чтобы не появляться на этот свет, зная, что не сможет совладать со всей жестокостью этого мира. Существует миф возникновения термина «кесерево сечение», якобы при рождении мать будущего императора Гая Юлия Цезаря умерла и врачам ничего не оставалось, кроме как разрезать живот и извлечь его. Смерть матери, дала жизнь Цезарю.

Третий этап. Наш герой принял решение рождаться и проявил волю к жизни, получая родовые травмы и доказывая своё право на место под солнцем. Либо в лучах славы, либо лежа на пляже, стремясь к тому, чтобы воскликнуть: «вот он я, властитель вселенной». И тут же на него обрушивается со всеми своими уловками «этот безумный, безумный…мир».

Джек и конец цивилизации?

«Ты должен сначала построить дом и посадить виноградник, а потом жениться» (Талмуд, сота 446)

Герою нового триеровского фильма Джеку достаётся наследство, и он начинает, руководствуясь тем, что ему предлагает пространство, строить дом. Он инженер, хотя всё время мечтал стать архитектором. Но вообще-то ему предначертано быть серийным убийцей, как бы он не хотел этому сопротивляться. И здесь, с самого начала, Триер начинает полемизировать с Творцом. Впрочем, всё его творчество, начиная с «Рассекая волны», «Антихриста», «Нимфоманки» и т. д., это постоянный диалог не на жизнь, а на смерть со Всевышним.

Кадр из фильма с участием Умы Турман

Первое с чем мы сталкиваемся в дебюте фильма — это взаимоотношение мужчины и женщины. Джек там произносит следующую фразу: «виноваты лишь в том, что мы родились мужчинами и до конца должны страдать этим фактом» (вольный пересказ). Героиня Умы Турман ненавидит мужское начало, генерирует энергию ненависти, агрессии, как не пытается уйти от этого конфликта Джек, но в нём уже всё заложено, оно ждёт только своего проявления. Трансмутируй эту деструктивную энергию, и она стала бы открытой, точной во всех своих действиях, но ей этого не дано. Как раз здесь наш герой понимает смысл своей миссии. Он санитар вселенной, как волк — санитар леса.

В случае с пенсионеркой — это энергия «жадности, накопления». Услышав, что Джек может в два раза повысить пенсию, все двери дома открыты, хотя в начале она видела в нём все признаки подозрительного типа. У вас не возникает аналогий на то, как наш самый большой электорат, услышав популистские лозунги об увеличении пенсий, уменьшении платы за коммунальные услуги, бесплатный проезд в общественном транспорте реагирует? Что они делают дружно? Правильно, вы меня поняли! И ничто уже не изменит этих персонажей. Ведь прояви «мудрость» (трансмутируй) и эта энергия помогла бы увидеть истинное лицо «Джека Потрошителя».

С каждым видом энергии, который излучает тот или иной персонаж, Джек видит, что никто не хочет, да и не может видеть реальную картину того, кто стоит перед ними. Все слепо хотят построить свой дом, не видя, каким они реально обладают материалом. Поэтому Джек не может построить свой дом из дерева, из кирпича, так как он знает, кто является материалом его жилища. Он такой! Материалом для строительства его жизни являются трупы этих людей, из них он строит свой дом, в котором собирается жить…

Этот мир постмодерна, катящийся к финалу своего существования, сотворил такого героя, как Джек. Ларс фон Триер врезает в ткань киноленты документальные хроники преступлений Гитлера, Муссолини. Можно перебросить мост в современность и показать других «героев», на совести которых миллионы загубленных жизней, на их фоне и стоит сравнивать маньяка Джека. Но он лишь вымышленный герой.

Это произведение резкое, шокирующее, парадоксальное, оно будоражит сознание, не даёт покоя, заставляет постоянно размышлять, думать, ведь социум везде расставил силки. Ты должен делать это, потом то, попытка сорваться с крючка практически невозможна. Вся жизнь Джека — вызов этой цивилизации, где всё перевёрнуто с ног на голову.

В финальной сцене несколько мужчин, привязанных к одному турнику для следующей экзекуции Джека, выглядят как жертвенные животные, не предпринимающие никаких попыток освободиться. Так и наша цивилизация движется к печальному финалу: когда можно будет одним выстрелом уничтожить всех.

Гали Хасанов

6.02.2019 02:00

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме