Поиск

Татарская футурология и прогнозирование будущего

Что должно учитываться при формировании стратегии татарского народа?

1. Горизонт планирования

При планировании стратегии страны, республики, города или народа первично видение «идеального будущего». Это тот целевой ориентир, к которому нужно стремиться при дальнейшем составлении и детализации стратегии. Здесь неизбежно сталкиваешься с дилеммой футурологии: как фантастику отделить от явных тенденций будущего. Нужно осмысление, без этого творческого усилия не сложится гармоничный образ будущего.

В случае татарского народа за горизонт планирования можно, например, взять горизонт 200 лет, попытаться ответить на вечный философский вопрос о судьбе народа, поставленный на повестку Гаязом Исхакый. Либо другой горизонт стратегического видения, укладывающийся в период не меньший, чем смена двух поколений (50–60 лет). Это та стратегия, которую должны дореализовать дети и внуки.

2. Образ будущего

Первое, на что следует обратить внимание при формировании образа будущего, это на то, что по ошибке отталкиваются от дня сегодняшнего, сегодняшнего нравов и порядков, а не от тех идеальных очертаний будущего, технологий, образа жизни и т. п. Как следствие, например, при проектировании генеральной схемы города, на перспективу в 50 лет закладывают транспортные развязки, которые через 15–20 лет могут и не понадобиться уже, поскольку может появиться электротранспорт шириной в один метр с расположением сидений в один ряд. В этом случае появляется возможность использовать при неизменной ширине дороги в два раза больше автомобилей меньшего габарита, или воздушного внутригородского общественного транспорта. Поэтому стратегия должна формироваться через призму «видения» идеального будущего. Иначе это будет консервация народа в рамках сегодняшних реалий, без будущего. Поэтому, безусловно, в выработке стратегии должна принимать участие молодёжь, футурологи, думающие люди, открытые для новых идей, взглядов. И в частности — при выработке стратегии татарского народа. Иначе не будет, ни Сингапура, ни Дубая, ни Рима или Барселоны.

Разберём несколько кейсов на примере любого нерусского народа. Почему нерусского? Поскольку для них выработка стратегии особенно актуальна, нисколько как инструмента развития, а сколько как установка на выживание, хотя об этом года два назад особо никто и не думал — административного запрета на изучения родных языков для 30–35 млн. людей в России тогда не было.

В условиях наметившегося тренда на усиление запретительных мер по сохранению самобытной культуры народа (пока ещё прямого запрета нет, но возможны любые потенциальные тренды, истекающие из складываемой логики событий) встают вопросы о системе образования детей родному языку, изучения прекраснейшей литературы и культуры предков. Какой должна быть система образования народа? Должна ли она быть завязана на школе? Какие образовательные подходы использовать в будущем, чего пока нет в современности? Как должны коммуницировать представители народа в городской среде или в регионах с относительно меньшим числом представителей твоего народа, как они должны легко находить друг друга? Должна ли быть школа штамповочным аппаратом, выпускающим типовые изделия, или это должна быть ювелирная ручная работа? И это только вопросы коммуникации и передачи опыта поколений. А таких базовых направлений множество…

Безусловно, по каждому направлению должны быть отдельные рабочие группы, круглые столы и другие формы коллективного творчества и осмысления будущего, которое люди хотят видеть.

3. Коллективное творчество

Чем плох подход, когда пытаются директивно довести до людей предварительно сформированный проект стратегии, провести формальные встречи? Тем, что в этом процессе нет творческого начала, если есть — только ограниченной взглядами и субъективным видением группы авторов стратегии. Возможно, нужны фокус-группы для обсуждения более узких задач, где есть место спорам, обсуждению, нахождению общих ценностей, которые могут лечь в основу обсуждаемого проекта…

Обычно такой подход используют при обсуждении с местными жителями концепции общественного пространства в определенном районе города, поселении. Это предпроектная работа, когда неравнодушные люди по итогам совместных обсуждений формируют техническое задание, требования к будущему проекту. Далее, неоднократно рассматривают рабочие версии, эскизы того, что спроектировали и повторно уточняют, чего не хватает в рассмотренных вариантах. В чём философский смысл этой безумной организационной работы? В формировании ответственного отношения к своему будущему у каждого из граждан, понимание ими общей стратегии, и почему именно такой вариант является оптимальным. Это сплочение людей вокруг образа их будущего, того, что им дорого.

Да, фокус-группы нужны, в выработке стратегии не должно быть директивных сроков, однако должна быть системная работа. Это творческий процесс внутри общества, внутри народа.

4. Вызовы будущего

С чем мы столкнётся в ближайшем будущем, что нужно обязательно учесть в ближнесрочной стратегии? Явные тренды в мировой экономике, они в любом случае внесут свои коррективы. Рассмотрим на примере развития цифровых технологий, робототехники. Ещё год-два назад большинство россиян не пользовались онлайн-банкингом, безконтактными платежами, не вызывали ежедневно такси или доставку еды через приложение. Даже голосовые помощники в гаджетах, скажем, в том же Яндекс, год назад были неудобными, запаздывающими с обработкой информации. Сегодня, даже в условиях установки в настройках запрета на прослушивание операционной системой голоса владельца, гаджет выдаёт контекстную рекламу по тому вопросу, который обсуждал минуту назад с коллегой или супругой. Приходит время всеобщей информационной открытости.

Как жить и развиваться в таких условиях народу, сохранять и распространять свою культуру, язык и религию? Вопросов больше, чем ответов, и тоже требуется коллективное осмысление, творчество.

Наверное, одно однозначно, в будущем нужны платформы для «открытого обсуждения», «открытой реализации идей», раз эта открытость сегодня или завтра постучится к нам в дверь. Нужны системные, созидательные инструменты цифровой экосистемы, через которые эта стратегия должна реализовываться. Например, система открытого онлайн голосования по татарским или исламским проектам. И их должен вырабатывать народ и его интеллектуальная элита, как наиболее заинтересованные в сохранении и приумножении своей культуры, языка и традиций.

Какие риски несёт в себе тотальная открытость? Кого можно пугать образом полицейского государства будущего, когда каждый шаг человека контролируется и оценивается, формируя рейтинг его надёжности для власти. Утопия, которую сегодня Китай уже реализовал в Восточном Туркестане. Правда, принудительно обязав мусульман Синьцзяна носить с собой устройства мониторинга (в гаджетах). Однако в условиях всеобщего открытого будущего принуждать людей не потребуется. Люди сами из-за удобства гаджетов будут готовы в большинстве открыты к таким событиям. Гаджеты будут отслеживать реакцию человека на новости, насколько это вызывает раздражение у людей и иные факторы, которые власть и телекоммуникационные корпорации могут отслеживать.

Что это означает? Что требуется? Разработка собственных платформ, которые будут учитывать стратегические приоритеты народа, содействовать реализации его стратегии. Маркеры, инструменты, с которыми можно собирать народ — такие же как тюбетей или мечеть, но только размещённые в цифровом пространстве. Вы их выработали? Вы понимаете, как это будет реализовано? Думается, что здесь всем требуется осмысление.

Уже основная часть граждан перешла к безналичному расчёту, многие месяцами могут совершать покупки и жить не имея бумажных денег. Всё виртуально. Что может быть дальше? Скорее всего, приложения, которые заменят кассовые аппараты, и их нужно будет регистрировать в налоговых службах. Будут брать комиссию в размере 0,5% и менее, например, 5 рублей при оплате товара на 1000 рублей. Кому должна подчиняться данная система? По крайней мере она должна быть дружелюбна к твоему народу, республике или городу. Что это означает? Если рассматривать в качестве примера Татарстан, разработка такого приложения, его тестирование должно быть в близких к народу по приоритетам финансовых системах. Почему именно Татарстан должен стать начинателем этой системы? Поскольку это очень удобно для предпринимателей, они перейдут в тот банк и на ту систему, которая будет им удобна. Это большой потенциал для банковской системы Татарстана, огромный рынок который еще только делится. Это инструмент, за который готовы платить все 140 миллионов россиян, и не только. Что из этого следует? Однозначная необходимость технологического IT лидерства в банковском и финансовом сегменте, лидерства Татарстана и татар в этом направлении. Это залог выживания банков, сбережения граждан. И лидерство должно быть безусловным. Татарстан и татары сегодня готовы начать реализовать хотя бы 10% из того, что написано и будет еще осмыслено? Вопросов много, ответов еще больше…

5. Что ещё следует извлекать из «видения» будущего?

Потенциальные риски. Как можно преобразовать их вектор для получения конкурентных преимуществ?

Рассмотрим на одном примере. Нынешняя молодёжь ищет счастье за рубежом, поскольку видит и понимает, что идёт тренд на дискриминацию личной и общественной жизни, причиной чему — тотальное недоверие власти к людям. «Окно возможностей» в обозримом горизонте сужается, ведение бизнеса усложняется, гарантий от государства нет, только попытки выжать последнее всеми правдами и неправдами. Пришёл штраф, с которым человек не согласен, а у него уже автоматически сняли деньги с банковской карты, и даже не важно, что ты доказал через пару месяцев ошибочность штрафа. Система устроена так, что по умолчанию действует презумпция виновности и государственной машине наплевать, что из-за этой ошибки и изъятия денег у человека не осталось денег на жизненно важные лекарства или на погашение кредита. Молодёжи есть над чем задуматься. Так будет ли Россия в будущем вторым Сингапуром? — их ответ будет очевидным. Это слишком сложный организм, где переплетено множество интересов и кланов, где каждому важен свой интерес, а не в целом здоровье организма страны. Это сложно, выработка иммунитета возможна только в случае сильной болезни, а с амнезией и радикулитом ходить ещё можно.

Может ли Татарстан стать вторым Сингапуром — вероятно, да, если будет выработана такая же стратегия, увязанная со стратегией развития татарской нации. Отец-основатель Сингапура Ли Куан Ю говорил, что «доверие стало главным капиталом маленькой азиатской страны». Капитал идёт туда, где экономика не рухнет под ударами политических, финансовых или социальных кризисов. Сможет ли Татарстан это гарантировать? Если так, то за счёт каких институтов, финансовых, политических и иных. Поможет ли в этом наличие статуса республики, наличие должности Президента Татарстана? Нужно ли отстаивать эти и другие системообразующие институты, ответ всем может дать стратегия, построенная на «видении» образа «идеального будущего».

Даже в условиях гипотетической трансформации республики, стратегия будет давать целевой ориентир, на который необходимо равняться. Однако, чтобы стать вторым Сингапуром — нужны те позитивные и созидательные инструменты, как институты президентства и республиканизм. Доверие основывается на внутренних ощущениях, и если центр ведёт курс на демонтаж федерации — это первый признак того, что в регионах уже делать нечего, это признак отсутствия самостоятельности в хозяйственных и иных вопросах, это признак отсутствия хозяина. А вы, как инвестор, поверите этому временщику из центра, коих пачками меняют каждые полгода?

Продолжим? Ли Куан Ю в рамках реализации политики «доверия» создал условия, гарантирующие от государства сохранности средств иностранных инвесторов — государство максимально самоустранилось от регулирования валютных операций, не ставило задач побольше содрать с бизнеса налоги, вводило бизнес-ориентированную модель взаимоотношений. Можно продолжить это множество созидательных примеров из экономики и права.

Сингапур смог стать мировым финансовым, технологическим и образовательным центром. Да, он встал с колен в полный рост, но за счёт интереса к нему другого мира.

Разве Татарстан не может стать тем центром притяжения в пределах СНГ и России, внутренним Сингапуром для Восточной Европы, Сибири и Центральной Азии?

Для этого нужна чёткая стратегия республики, чёткая стратегия татарского народа, выступающего платформой Большого Татарстана, опорой Татарстана в достижении стратегических задач. Какая роль должна отводиться в такой конструкции татарскому народу, какими компетенциями должны обладать представители Большого Татарстана? В чём их этический и деловой кодекс? Как это взаимоувязано с развитием республики, народа, меценатством и социальными связями внутри нации? Много вопросов, требующих осмысления.

Для этого нужно «стратегическое видение» «идеального будущего «, нужна стратегия и целевые ориентиры. Без них народ и республика подобны пловцу, плывущему по течению, а не к спасительным берегам своего будущего.

И конечно же, нужно осмысление и обсуждение.

Марсель Кузнецов

19.03.2019 10:48

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме