Гаяз Исхаки: не подверженный «инкыйразу»

Гаяз Исхаки смог сплести воедино в своей личности два начала: борца-политика и теоретика-интеллектуала. Это уникальное сочетание всегда рождает на свет великого человека, уверен политолог Руслан Айсин.

"Политика - это часто череда ошибок, нащупываний вариантов реализации собственной цели"

Гаяза Исхаки особенно татарский интеллектуал знает по его известным произведениям «Зулейха» и «Исчезновение через двести лет». Но он был не только и не столько литератором и публицистом, сколько публичным политиком, одним из организаторов татарского национального движения в годы революционного лихолетья. 23 февраля мы отметили 140-летие со дня его рождения. Это был человек своей эпохи, причем такие личности востребованы и сегодня. Цельные, монолитные, деятельные, пассионарные. В советское время имя и произведения Исхаки были запрещены, но с конца 80-х годов его духовное и политическое наследие вновь предстало перед татарским обществом всем своим величием.

Как и любой человек, занимающийся творением истории, Исхаки не смог избежать политических ошибок. По-другому и не бывает. Политика — это часто череда ошибок, нащупываний вариантов реализации собственной цели, ситуативные и тактические союзы, просчеты и лишения. Трагизм политики для простого обывателя в том, что он не выдерживает силового напряжения возложенной ответственности. Короче говоря, быть в авангарде исторических процессов — удел избранных, немногих. Их мы и называем элитой.

Принадлежал ли Гаяз Исхаки, чье имя носит улица, параллельная другой улице, названной в честь другого видного татарского деятеля и соратника Мао Цзэдуна, Бурхана Шахиди, к элите татарского народа? Думаю, что сомнений здесь быть не может. Не просто принадлежал, а был в когорте первых. К слову сказать, Шахиди знал татарский, русский, китайский, уйгурский, немецкий, арабский, персидский, турецкий языки. Это помогло ему занять лидирующие позиции в китайской государственной системе и не затеряться в хитросплетениях тогдашней международной ситуации, когда Шахиди пришлось быть на острие многих значимых событий. Увы, но наши некоторые деятели, автоматом причисляющие себя к национальной элите, находят сотни причин не учить родной язык, хотя язык выступает не просто средством коммуникации, а скорее инструментом мировоззрения, мышления, особой парадигмы миропонимания.

Китайцы говорят: не дай бог никому жить в эпоху перемен. Но «эпоха перемен» и выносит наверх из донных слоев народной массы ее лидеров, которые способствуют развитию общества, цивилизации. Без движения все застой. Поэтому Первая русская революция и Октябрьская выдвинули на передний край борьбы за национальные права тех людей, которые сегодня служат для нас маяком и образцом для подражания. В их числе был и Исхаки, чья звезда загорелась после революции 1905 года, когда он стал известен не только как литератор и публицист, но и как организатор и идеолог национально-освободительного движения. Без сомнения, он был и остается значительной фигурой в истории татарской общественной мысли. Ряд его идей до сих пор не потерял своей живости и актуальности.

"Образ Гаяза Исхаки в действительности титанический и отчасти трагический"

Такие знаковые фигуры татарского мира, как Рашит Ибрагимов, Галимджан Баруди, Ризаетдин Фахрутдинов, Юсуф Акчура, Исхаки, Садри Максуди, подготовили почву для духовного и политического возрождения татарской нации на рубеже веков. Но в 1918 году приход большевиков и новая политическая реальность приостановили поступательное движение нации к своей свободе. На место народовластия, о котором говорил и сам Владимир Ленин, пришла диктатура, чугунным ядром убивавшая ростки нарождающейся свободы и равноправия народов. Следствием этого стал раскол в татарском национальном движении. Ряд борцов за национальное освобождение народа были убиты или изгнаны «красной элитой».

К большому сожалению, сторонники Иосифа Сталина, одержавшие вверх над ленинцами, стали руководствоваться методологическими наработками царского режима: шовинизм, искоренение культурной и этнической инаковости, идеологическое единоначалие. Большевики умело разобрались со своими оппонентами, в том числе и с национально-освободительными движениями, которые были в числе шагающих вместе с революционным движением. Проект национального государства Штат Идел-Урал, в организации которого Исхаки наряду со своими другом Максуди принимал деятельное участие, был разгромлен. Мечты татар на собственный государственный проект были разбиты. Исхаки, будучи политическим вожаком, продолжает борьбу за сохранение государственности татар. После поражения в Поволжье он пробует перенести ставку милли идарэ (национального правления) в город Петропавловск и оттуда ведет политическую борьбу. Но она была обречена. В 1920 году Исхаки покидает пределы родины навсегда.

Но и за пределами страны он не оставляет дела всей своей жизни — ведет активную политическую и общественную деятельность, много и плодотворно пишет, организует татарское национальное движение зарубежья.

Столетие назад татарская литература испытала огромное идейное и художественное влияние творчества Гаяза ага. «Наше все» Тукай, тонкий и возвышенный Дэрдменд, Карими, Амирхан, Камал, Кулахметов, Гафури, Камал, Файзи, Тинчурин и другие несли в себе творческую печать Исхаки, они не чурались и заимствовали его художественные подходы.

Образ Гаяза Исхаки, противоречивый для человека советской эпохи, в действительности титанический и отчасти трагический. Он титан духа. Ведь Исхаки смог сплести воедино в своей личности два начала: борца-политика и теоретика-интеллектуала. Это уникальное сочетание всегда рождает на свет великого человека. Мыслителя и борца. Пассионария ума и тела.

"После революции национальная элита была или истреблена, или выдавлена из страны"

Часто вспоминают его повесть «Исчезновение через двести лет», рассуждения о судьбах татарской нации. Можно сказать, что данная повесть является программным произведением Исхаки. По его мнению, через 200 лет, а произведение было написано в начале ХХ века, татары могут прости сойти на нет как нация. Но причины, по которым он делает такой вывод, определенным образом отличаются от проблем татар сегодняшнего дня: нежелание интегрироваться в мировую цивилизационную систему, невозможность получения европейского образования, недостаточная открытость миру. Естественно, Исхаки переживает о нравственном положении молодого поколения. Эти и многие другие процессы, идущие в татарском обществе, сильно волнуют его.

Сегодня же мы наблюдаем немного другую картину. Татарская нация открыта миру, кто-то получает хорошее образование в Европе и США, татарский бизнес и правящие круги прекрасно вписаны в мировой порядок, но «инкыйраз» (с татарского «вымирание», и«счезновение» — прим. ред.) не отступает, напротив, он ускоряет свою поступь. Значит, этот процесс двусторонний. Хотя, возможно, мысль Исхаки была в том, что представители национальной элиты (настоящей, не самозваной) должны стать частью передового человечества и, сохраняя традиции, вести народ вперед, чтобы не плестись в конце этнической колонны.

Только вот проблема в следующем. После революции национальная элита была или истреблена, или выдавлена из страны. А у прорвавшихся наверх люмпенов нет полноты понимания, видения, нет центрального элемента — горящего сердца и чувства этнического достоинства, поэтому можно давать им пять, шесть образований, но что толку, если ориентация у них не на фундаментальные ценности, а на сверкающие ложным глянцем материальные побрякушки и эгоцентризм.

Может, оттого его юбилей проходит совсем незаметно, скромно и вяло. Гаяз Исхаки — неудобный для некоторых мыслитель и политический деятель. Он выступал против царского гнета и политического притеснения народов, за социальную справедливость и равноправие. Исхаки был революционером и бунтарем. Жалуют ли таких людей с подобными взглядами сегодня? Оставим очевидность без ответа.

Руслан Айсин

Бизнес Онлайн

6.04.2018 14:48

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме