Поиск

Батька против Москвы. Новый виток претензий

В мае отношения между Москвой и Минском вдруг ухудшились. Александр Лукашенко заговорил о «приватизации Победы» и непонятной ситуации на границе.

Лукашенко знает, когда и «как» надо журить Москву

В первый день лета Александр Лукашенко неожиданно предложил властям РФ «определиться» с белорусско-российской границей. Посещая погранзаставу «Дивин», он эмоционально заявил: «Нам нельзя уподобляться россиянам. Они сами не понимают, чего хотят и что они делают на белорусско-российской границе. Пусть определяются. Определятся — нам не проблема ответить. Если они хотят закрыть границу — пожалуйста. Закроют — мы в ответ также должны ввести контроль на границе. Готовы с нами как с союзниками, как с родными людьми общаться… А границы — это пережиток прошлого, они пользы мало дают для общения людей, тем более между русскими и белорусами. Но это их (российской стороны) право, это их дело. Поэтому нам не надо торопиться. Мы знаем, где они навыводили свои войска, создали комендатуры и прочую инфраструктуру».

По словам Лукашенко, этот вопрос будет обсуждаться в конце июня на Высшем Госсовете Союзного государства. «Мы должны чётко договориться об отношениях между пограничниками, — сказал он. — Не пограничники же этот вопрос решают. Там хватает центров влияния и воздействия. Мы сейчас в процессе определения нашего совместного поведения на белорусско-российской границе».

После этого выступления многие российские СМИ написали, что «Лукашенко готов закрыть границу с Россией». Впрочем, нынешний виток напряженности начал раскручиваться еще в начале мая. Мэрия Минска отказала организаторам шествия «Бессмертный полк» в проведении их акции — им предложили влиться в похожую официальную акцию «Беларусь помнит». Правда, уже на следующий день городские власти разрешили шествие «полка». Сама акция прошла незаметно для широкой публики, но вот её первоначальный запрет вызвал бурную реакцию в РФ.

9 мая Лукашенко заявил, что кто-то пытается «приватизировать» победу во Второй мировой: «Мы не думали, что придется бороться и с другой бедой — приватизацией нашей Победы. Весь советский народ внёс достойный вклад в победу над нацизмом. И делить эту Победу сегодня не к месту. Это так же больно для живущих ветеранов, как предавать её забвению. Проводя миролюбивую политику, уважая интересы других народов, мы не откажемся от наших убеждений».

Тогда наблюдатели не очень поняли, к чему была эта тирада, но заподозрили, что между Минском и Москвой опять пробежала чёрная кошка. Это и подтвердилось в конце мая, когда в Белоруссии побывал Сергей Лавров. По официальной версии, там он обсуждал подготовку Высшего госсовета Союзного государства, но попутно вскрылась целая куча проблем в двусторонних отношениях. Все ожидали, что министры иностранных дел двух стран подпишут наконец уже давно готовящееся соглашение о взаимном признании виз Белоруссии и России — «союзный шенген», единую визу Союзного государства. Но этого не случилось: министры согласовали лишь временное соглашение о безвизе для иностранных болельщиков на время проведения в России ЧМ-2018 и II Европейских игр в Минске в 2019 году. Что касается «основного» визового вопроса, то главы МИД лишь подтвердили, что ему было уделено «существенное внимание». Что в переводе с дипломатического языка означает: «договориться не выходит».

Лукашенко старается диверсифицировать свои внешнеполитические приоритеты, апеллируя, то к Москве, то к Брюсселю. Фото - https://rus.err.ee

«Пограничный вопрос» — явно для Лукашенко очень «больной». Он пытается сделать Белоруссию более открытой для иностранных гостей, но не находит понимания в Кремле. В феврале 2017 года Россия установила на границе с Белоруссией пограничную зону. Позже первый замминистра внутренних дел России Александр Горовой заявил, что весной 2018-го на границе с Белоруссией могут быть установлены временные пограничные посты. Их появление чиновник объяснил «беспокойством» российских властей незащищенностью западной границы после того, как Белоруссия в начале 2017 года ввела 5-дневный безвизовый режим для граждан 80 стран мира. С 15 мая того же года все белорусские рейсы в российских аэропортах перевели в международные терминалы, а у пассажиров начали проверять документы. Тогда Лукашенко заявил, что между союзными странами появилась «самая странная граница в Европе».

Неудача с подписанием соглашения о взаимном признании виз и заставила Лукашенко резко высказаться о действиях России на границе союзных стран. А на следующий день он вернулся и к теме попыток «приватизировать Победу в Великой Отечественной войне». 2 июня Александр Лукашенко посетил Брестскую крепость, где много и темпераментно общался с журналистами. Они задали вопрос: насколько правдивы появляющиеся в российской прессе статьи о том, что Белоруссия встала на путь «исторического сепаратизма». «В последнее время кому-то неймётся, что удивительно — в России, приватизировать эту Победу. Как будто не было на войне других — белорусов, украинцев, грузин, армян, таджиков, туркмен… Весь Советский Союз воевал. Мы каждого третьего потеряли. Вся Беларусь — это памятник. Тысячи сожжённых деревень, ни в чём не повинных людей, стариков, детей, — сказал Лукашенко. — Нам делить Победу — это лить воду на мельницу наших соперников и противников. Они рады, что мы начали эту дележку. И вы знаете, откуда эта дележка пошла. Поэтому я крайне негативно воспринимаю заявления, что кто-то эту Победу завоевал в одиночку».

Президент ответил и на заочные претензии по поводу того, что в Белоруссии День Победы празднуют без «Бессмертного полка» и георгиевских лент.

«В России и других странах пусть люди судят: акция „Беларусь помнит“ — я даже не могу сказать, что я, первый президент, инициировал эту акцию. У нас в Советском Союзе были эти шествия. В советские времена тысячи ветеранов шли к памятнику, как мы сегодня с портретами погибших, с нашими символами, — сказал глава Белоруссии. — Став президентом, я по просьбе ветеранов восстановил проведение шествий и акций. Тогда ещё и „Бессмертного полка“ не было. Он появился позже. Так нам что сейчас, перечеркнуть нашу традицию, выбросить наши красно-зелёные ленточки и бежать за кем-то? Смысл и цель обеих акций одинаковые — почтить память погибших. Прежде надо разобраться, но я не думаю, что они не разбираются. В этом причина другая — всё отмести, вот мы — герои, победители. Так нельзя. Недоумки. Не знают ситуации или не интересуются. Но, мне кажется, нарочно это делают. Это все под предлогом приватизировать победу. Нельзя этого делать».

«Вопрос ситуации на границе Беларуси и России чувствителен лично для Александра Лукашенко. Особый характер отношений с Москвой — основной внешнеполитический актив Минска, а прозрачная граница — символ этой особости. И то, что Россия в одностороннем порядке развёртывает систему пограничной охраны, может означать окончание эксклюзивного характера отношений между нашими странами. Очевидно, Лукашенко осознал: российские пограничники на границе с Беларусью — это не конъюнктурное, а стратегическое решение. И белорусским властям придётся действовать симметрично, т. е. отправлять своих пограничников на восток, — сказал в комментарии для „Росбалта“ руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. — Что касается приватизации победы во Второй мировой — для официального Минска это вдвойне больная тема. Во-первых, потому что правящая в Беларуси элита — люди послевоенного поколения, которые выросли на патетике и мифологии войны. Во-вторых, в середине 90-х Лукашенко сделал победу центральным элементом государственной идеологии. А теперь, благодаря господству российских СМИ в медиа-пространстве Беларуси, мы с удивлением узнаем, что войну выиграла одна Россия. Которая поэтому имеет моральное и историческое право диктовать свою волю окружающим странам».

Но также весьма вероятно, что сейчас Александр Лукашенко просто действует по отработанному сценарию — нагнетает напряжение в преддверии переговоров с Владимиром Путиным. Так было уже не раз: официальный Минск публично высказывал множество претензий к Кремлю, намекал едва ли не на разрыв союзнических отношений, и потом получал все желаемое в экономическом плане в обмен на публичное подтверждение своей лояльности.

В последние недели опять обострился «нефтегазовый вопрос». 29 мая правительство Белоруссии предложило новому Кабмину России возобновить переговоры по цене на газ. По словам белорусского вице-премьера Владимира Семашко, вопрос по газу Минск и Москва частично решили в 2017-м: оговорили формулу ценообразования и фиксированные цены на 2018 и 2019 годы. Сегодня Белоруссия получает российский газ по цене $129 за 1 тыс. куб. м — дешевле, чем любой другой зарубежный покупатель. Но в Минске недовольны и этим: там считают ненормальной ситуацию, когда белорусские предприятия платят за газ более чем в 2 раза больше, чем потребители в соседней Смоленской области. Раз Россия и Белоруссия входят в Союзное государство, то цена на газ для белорусских потребителей должна равняться российской, считают белорусы.

Российская беспошлинная нефть доставляется на местные НПЗ. И это существенная статья дохода

Другая болезненная тема — поставки российской нефти на белорусские НПЗ. Продажа в Европу нефтепродуктов, выработанных из беспошлинной российской нефти, — одна из основ белорусского бюджета. Но сейчас Россия начинает «налоговый маневр», одновременно повышая налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и постепенно снижая до нуля экспортные пошлины. Это приведёт к повышению цен на сырую нефть, поставляемую из России — то есть сведёт к нулю российскую нефтяную субсидию Белоруссии и урежет доходы белорусских НПЗ от экспорта нефтепродуктов. По оценкам Минфина Белоруссии, после российского «налогового маневра» доходы бюджета могут уменьшиться более чем на $2 млрд, что эквивалентно 3,8% ВВП.

Россия готова компенсировать эти потери, но взамен требует перенести товарные потоки белорусского экспорта из портов Литвы и Латвии в порты Ленинградской области России. Тут уже сопротивляется белорусская сторона — это невыгодно ни экономически (такой транзит дороже, да и российские порты — замерзающие, в отличие от портов Риги и Вентспилса), ни политически (вырастет зависимость от Кремля, которой Лукашенко стремится избежать). В общем, говоря о «приватизации Победы», белорусский лидер явно имеет в виду что-то ещё.

Михаил Петровский

4.06.2018 22:36

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме