Поиск

Неэффективный госаппарат одна из системных проблем арабского мира

Фиктивная работа госаппарата во многих странах Персидского залива была частью социального контракта. Пока не подешевела нефть.

Безделье в государственном секторе — достаточно распространённое явлениев странах Персидского залива

В конце прошлого года Кувейт — страна, которая входит в десятку мировых производителей нефти — установил правила для госслужащих. Их обязали каждый день отмечаться на работе через сканер отпечатков пальцев. Внедрять эту практику начали раньше, но в конце 2017 года правительство объявило, что она действует для всех.

За этим последовала волна увольнений. Только в одном из министерств, как стало известно, уволились около 200 человек. В целом по стране — несколько тысяч. По данным министерства финансов, многие из них только формально числились на службе. Фактически — почти не появлялись на работе, хотя и получали зарплату. В министерстве предположили, что они предпочли уйти сами, не дожидаясь, когда их выгонят за прогулы (хотя были и попытки обмануть систему — некоторые даже снабжали коллег силиконовыми накладками с отпечатками пальцев, чтобы те отмечались за них).

Безделье в государственном секторе — достаточно распространённое явлениев странах Персидского залива. Долгое время власти закрывали на это глаза. По сути, это даже было частью социального контракта — элита сохраняла господствующее положение, прочие могли рассчитывать на хорошо оплачиваемую, не слишком обременительную (а иногда и просто фиктивную) работу на государственной службе.

Ситуация стала меняться несколько лет назад, когда обвалились цены на нефть. Денег стало не хватать, бюджеты стали дефицитными. Властям пришлось экономить, сокращать затраты на государственный сектор, зарплаты в котором составляют одну из главных статей бюджетных расходов — в том же Кувейте на зарплаты государственным служащим тратится более половины национального бюджета.

Попытки избавиться от «мертвых душ» — одна из таких мер. Хотя, как считают авторы недавнего отчета МВФ, в изменении нуждается сама экономическая модель, ориентирующаяся на раздутый государственный сектор. Однако для власти это политически опасная тема. Состояние экономики, как отмечает профессор Лондонской школы экономики Стефен Хертог, уже не позволяет поддерживать привычную систему с гарантиями государственной службы, но посягательство на неё затрагивает «суть социального контракта», действовавшего в регионе до сих пор.

Фантомные чиновники

Несколько лет назад чиновник из Катара по имени Ахмед (фамилию он не назвал) рассказал, как поступил на работу в министерство транспорта. Уже в первый день он обратил внимание, что многие из его коллег бездельничали. «Многие, в том числе менеджеры, смотрели телевизор. Другие спали», — рассказал он.

Ему сразу же дали совет — наладить контакты с курьерами-мигрантами, разносившими чай. От них «можно было узнать, когда начальник уходит с работы», чтобы последовать его примеру (по словам Ахмеда, сам он приходил на работу поздним утром и оставался до обеда, получая около $11 тысяч в месяц, не считая доплат на жильё и проезд). Некоторые из коллег, создавая видимость присутствия на рабочем месте, оставляли куртку на спинке стула. Другие настраивали почтовый клиент, чтобы он отправлял письма после обеда — когда сами они уже отсутствовали.

Сотрудница одного из министерств Саудовской Аравии рассказала, что её начальник работал по неофициальному графику три дня в неделю — так продолжалось годами, и даже в последнее время, когда в стране попытались усилить контроль за чиновниками, ситуация не изменилась. Когда её департамент посетил министр, там неожиданно появились сотрудники, которых она до этого не видела (предположительно, они формально числились в ведомстве, получая там зарплату).

Масштаб прогулов и безделья оценить сложно. Но есть и свидетельства, выходящие за рамки отдельных историй. В начале 2010-х годов в Кувейте опубликовали официальный отчет о проверке государственного сектора за несколько месяцев. Он показал, что значительная часть персонала отсутствовала на рабочем месте, тысячи людей объясняли отсутствие недомоганием и визитами к врачам, но никаких медицинских справок не предоставляли. В администрации Медины (Саудовская Аравия), согласно официальным данным на 2016 год, на рабочих местах отсутствовали до 70% служащих.

Саудовская Аравия сделала ставку на бюрократию

Даже если речь не идёт о прогулах, как отмечает Bloomberg, государственную службу принято воспринимать как выгодное и не слишком обременительное занятие (по сравнению с частным сектором). По мнению бывшего депутата парламента Кувейта Абдуллы аль-Нибари, на такое отношение повлияла сама экономическая модель. «Наши люди умеют усердно работать, — говорит он. — К сожалению, нефтяные доходы негативно повлияли на это качество. Теперь все хотят устроиться на государственную службу, чтобы работать по три часа в день или не работать вообще. Это стало настолько распространённым, что угрожает ценностям нашего общества».

Иранский кризис напугал

Когда обвалились цены на нефть, власти столкнулись с масштабным дефицитом бюджетов. Для Омана и Саудовской Аравии, по данным Международного валютного фонда, он превысил 15% ВВП, для других — Кувейта и ОАЭ — оказался ниже. Позднее, когда цены вновь стали расти, производители вернули себе часть прежних доходов. Однако нехватка средств остаётся актуальной — по прогнозу МВФ, в период с 2018 по 2022 годы общий дефицит бюджетов в регионе составит около $160 млрд.

Наряду с поисками альтернативных доходов (например, новыми налогами), власти попытались ограничить расходы. Вопрос о том, чем заняты чиновники, приобрел актуальность. Показательным стало видео, опубликованное в 2016 году — тогда Мохаммед ибн Рашид аль Мактум, премьер-министр ОАЭ и эмир Дубая, неожиданно посетил ряд официальных учреждений. Некоторые из офисов оказались пустыми, около десятка высокопоставленных чиновников позднее были уволены.

Серия проверок прошла и в других странах. В министерстве транспорта Катара обнаружилось, что десятки чиновников отсутствуют на рабочем месте. При проверке в Кувейте, в том же году, выяснилось, что некий чиновник получал зарплату десять лет, не появляясь на службе. Другой, числясь на работе, провёл больше года за границей, никак не объяснив своё отсутствие. По итогам проверки в прогулах уличили около 900 человек, сообщалось, что им «остановили выплату зарплаты».

Десятки тысяч чиновников, по данным министерства труда Кувейта, ежегодно берут фальшивый больничный, чтобы добавить выходных дней к праздникам по случаю окончания Рамадана (подобная практика существует и в Омане). Год назад власти, комментируя ситуацию, обещали с этим разобраться, но и в этом году, по информации местной прессы, после официального окончания праздников во многих учреждениях отсутствовала половина персонала.

Но прогулы — лишь следствие общей ситуации. Этому способствует экономическая модель с раздутым государственным сектором, эффективность которого сомнительна (по словам представителя министерства финансов Кувейта, с конца 1980-х годов персонал ведомства вырос в несколько раз — до 3,5 тысячи человек, хотя эффективность «едва ли выросла даже на 10%). В некоторых из этих стран — включая Кувейт и ОАЭ — более 70% граждан работают на государственной службе, предпочитая оставлять более трудоёмкую и менее выгодную работу в частных компаниях иностранцам. Для некоторых, как выразился чиновник из Кувейта, предложение перейти в частный сектор звучит чуть ли не как оскорбление.

В последние годы власти пытаются повлиять на ситуацию. В Саудовской Аравии, в частности, прямо запретили нанимать иностранцев в некоторых отраслях частного сектора. Но работодателям может быть сложно найти замену среди местного населения — на условиях, которые были бы столь же привлекательны, как должность чиновника. А развитие частного сектора сдерживается, в том числе, его зависимостью от государства и его нефтяных доходов (на эту зависимость, в частности, указывали авторы профильного отчета Оксфордского университета, посвящённого странам Персидского залива).

При этом сокращение расходов на государственный сектор остается болезненной темой для властей, привыкших использовать эту сферу как фактор социальной стабильности (зарплаты госслужащим, в частности, повышали на фоне Арабской весны). Саудовская Аравия, пытаясь сбалансировать бюджет, позднее отказалась от сокращения зарплат чиновникам и даже назначила им дополнительные выплаты — чтобы компенсировать эффект от новых налогов. Аналитики предполагали, что власти, возможно, пытались избежать иранского сценария — волнений, вызванных экономическими причинами.

Михаил Тищенко

republic

4.07.2018 02:00

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме