Поиск

«Несчастные, но не сломленные» - каких женских персонажей готовы полюбить татары?

9 марта в театре им. Г.Камала вновь вспоминали историю татарской проститутки – состоялся видеопоказ спектакля «Курчак туе» в рамках проекта «Камал мәктәбе». Спектакль шел в 2009-2014 годах, и запомнился как одна из самых ярких и этапных постановок главного татарского театра.

«Курчак туе» («Кукольная свадьба») - история о юной девушке по имени Камар, чья судьба стала игрушкой в руках жестоких и беспринципных людей. Еще в экспозиции авторы показывают сценку из жизни богатых татар – они развлекаются, устраивая пышные свадьбы для кукол. Камар уготована роль “живой” куклы. Влюбленный в нее богатый купец Салим бай делает все, чтобы девушка оказалась в трудной ситуации и согласилась стать его содержанкой. Слабость родной матери, не способной защитить ни себя, ни дочь, предательство подруги матери, которая под видом помощи толкала девушку в пропасть, предательство любимого молодого человека, самоубийство близкой подруги – искренняя и чистая по своей природе Камар не может оставаться в окружении этой «грязи». Она сбегает в чужой город, оказавшись без денег, становится проституткой. В финале героиня, пережившая тяжелую болезнь, беременная, вынуждена заниматься тяжелым трудом с такими же оказавшимися «на дне» людьми. Она остается перед выбором: быть «на дне», или вернуться в родной город, чтобы продолжать быть марионеткой в руках бывшего возлюбленного. Девушка выбирает первое, и снова сбегает – на этот раз на юг, оставив всех, кого она знала, чтобы начать новую жизнь.

Многослойная история

Пьеса была написана драматургами Мансуром Гилязовым и Ризваном Хамидом по мотивам произведений классика татарской литературы Гаяза Исхаки. За основу был взят рассказ “Кәләпүшче кыз” (“Девушка из шапочной мастерской”). Спектакль произвел настоящий фурор, как пишут СМИ того времени, на просмотр люди приезжали из районов на автобусах. «Что греха таить, ажиотажу во многом способствовала пикантность темы – на татарской академической сцене играли историю татарской проститутки, и в день премьеры – 8 ноября 2009 года – факт существования жриц любви из среды татарского народа был воспринят как неслыханная, ошеломительная новость", - пишет об этом искусствовед Галина Зайнуллина.

На показе Мансур Гилязов признался, что Гаяз Исхаки был тем, чьим именем они, по сути, “прикрывались” – современным авторам писать о проституции среди татар было нельзя, так как это противоречило положительному образу народа. Во время обсуждения литературовед Миляуша Хабутдинова подтвердила, что в пьесе мало что осталось от Гаяза Исхаки, и по сути это произведение относится не к 20-му, а к 21-му веку.

“Здесь я не увидела ничего от Гаяза Исхаки. Эта литературная тема не нова. Знатоки русской литературы здесь вспомнят Достоевского, «Леди Макбет Мценского уезда” Лескова. Новизна лишь в том, что тема “посажена” на татарскую среду”, - заявила литературовед.

Спектакль ценен тем, что в нем имеются посылы для разного уровня восприятия мира. Возможно, массового зрителя привлекала новизна темы и наличие первой в истории татарского театра сцены с обнажением. Но создатели заложили в эту историю глубокие смыслы. Вот как объяснял идею спектакля его режиссер Фарид Бикчантаев: “Здесь на первом месте – тема прекрасного. Видя красоту, хочется любыми путями уничтожить ее, испортить, присвоить. Мы ведь не можем спокойно смотреть и любоваться. Смогли бы мы уберечь такую красоту, попади она к нам на руки сегодня?”.

Актер театра Камала Азгар Шакиров, исполнивший в “Курчак туе” главную мужскую роль, антогонистом в этой истории считает систему, которая строится на эксплуатации “сильными мира сего” людей более слабых. По мнению артиста, сегодня ситуация не изменилась, по-прежнему, миром правят люди бесчестные и жестокие, для которых народ – лишь марионетки в их забавах. Поэтому идея спектакля актуальна, считает он. “Это произведение будет идти на сцене долго лет, зритель будет смотреть, будет понимать его смысл. В этой стране, в этой системе не будет никаких перемен. Потому что у нее нет идеала, будущего этой жизни нет”, - уверен артист.

Еще один посыл произведения: правила этой игры таковы, что здесь нет авторитетов, неприкосновенных – сегодня ты играешь “в куклы” с другими, а завтра сам становишься марионеткой в чужих руках. Как отметила на показе исполнительница главной роли Нафиса Хайруллина: «Эта история о том, что нельзя играть с чужими судьбами. Следуя своей похоти, желаниям, можно испортить не только чужую жизнь, но и свою. Моя героиня оказалась в тяжелой ситуации, грязной, но осталась чистой душой. То, что она уехала, пошла на такой шаг, чистой воды протест. Заставляет задуматься о жизни, и сделать вывод, нельзя играть с судьбой, судьба накажет и тебя».

Примечательно, что мало внимания в обсуждении было уделено проблеме личного выбора человека. Камар – жертва, или могла избежать своей участи, будь она более опытной, шла на компромисс? Исполнитель одного из главных ролей, артист камаловского театра Айдар Хафизов считает, что путь, пройденный героиней, оправдан: «Она еще ребенок, противостоять не может. Но она выросла как личность через трудности, и всех «послала». Гуд бай! - на юг, к свету, теплу! Она победитель!».

Татарская женщина как «мать нации»

Татарский театр, как авангард национальной художественной мысли, вывел на сцену немало ярких женских образов. Некоторые из них можно было бы назвать живым воплощением «символа нации», «матери нации». Еще в начале 20-го века на сцене татарского театра шел спектакль «Зулейха» по роману Гаяза Исхаки о мусульманке Зулейхе, насильно выданной замуж за христианина, но сумевшей остаться в своей вере. Век спустя образ Зулейхи был воплощен в кино («Зулейха» (2005), режиссер Рамиль Тухватуллин). В 2015 году в Камаловском театре поставлен спектакль о первой женщине-шариатской судье Мухлисе Буби, ставшей жертвой сталинских репрессий («Үлеп яратты» по пьесе Ркаиля Зайдуллы).

Однако эти спектакли не получили долгой сценической жизни – возможно, потому что царящие в них атмосфера безысходности, несправедливости были непривлекательны для зрителя, тяготеющего, как известно, к более «легким» вещам. Спектакль «Курчак туе», который поднимает серьезные вопросы, тоже шел недолго – всего 5 лет.

Но только ли в нежелающем думать зрителе тут дело? Как известно, главный герой истории должен вызывать у зрителя эмпатию, сопереживание, зритель, в какой-то степени, отождествляет себя с героем, задавая себе вопрос – а что бы я сделал на его месте?

Сильные женские персонажи камаловских спектаклей – героини своей эпохи. Уже многое изменилось со времен насильственной христианизации, сталинских репрессий, женщины эмансипировались и имеют возможность реализовать себя во всех сферах жизни – в семье и обществе. Возможно, поэтому раскрытие характеров этих героинь в обстоятельствах, представленных в этих произведениях, не находят должного отклика в душе зрителя.

Образы «матерей нации» могут вызвать уважение, иметь нравственно-воспитательную ценность, но вряд ли станут по-настоящему любимыми, ведь любить – значит желать быть похожим, иметь что-то общее. Немного найдется среди зрителей тех, кто готов примерить на себя судьбу этих героинь.

Пора менять идеалы?

А есть ли в татарской литературе персонажи, многогранные, привлекательные, оригинальные, чья судьба и поступки вызывают не только сострадание и жалость, но и восхищение, желание последовать их примеру?

В «Курчак туе» мы не видим арки героя, как героиня меняется – она была бескомпромиссной и преданной своим принципам в начале, и в финале осталась такой же. В двух ключевых моментах она выбрала один и тот же выход – уйти, оставить недостойное ее окружение. Она уходит «на юг, в теплые края» - но вряд ли ее там ожидает более  счастливая судьба. Героиня не изменилась внутри, осталась верной себе, но ей также не удалось изменить свою судьбу.

Характеры формируются в преодолении, противостоянии внешним силам, однако в случаях с героинями этих историй очевидно, что силы не равны. Борьба против системы невозможна, максимум, что можно сделать - сохранить себя и надеяться на лучшую жизнь – там, в «теплых краях», где люди не так жестоки и возможно, существует более гуманное общество.

Больше века прошло с тех пор, как великий татарский классик Гаяз Исхаки в своих просветительских произведениях указывал возможные пути сохранения татарской нации. Спасение он видел в образовании, эмансипации женщин, как «хранительниц очага» и возлагал на женщин, возможно, даже больше ответственности за сохранение нации, чем на мужчин.

Но применимы ли идеалы вековой давности к современной жизни?

Нужно ли ставить татарскую женщину перед непреодолимыми обстоятельствами, делать ее жертвой системы, чтобы показать, насколько она сильна? Возможно, более ценным было бы показать борьбу этих героинь – прежде всего, со своими слабостями, страхом. В прекрасных женских образах мировой литературы мы видим, как растут и меняются характеры: Скарлетт в «Унесенных ветрах», Маргарита в «Мастере и Маргарите», Анна в «Анне Карениной», Фериде в «Королек птичка певчая». В их жизни тоже встречается множество трудностей, но они с достоинством их преодолевают.

Кто напишет историю Сары Шакуловой?

Как было отмечено на обсуждении, «Курчак туе» стал первым спектаклем, отошедшим от изображения татарских богачей лишь в негативном ключе. «Спасибо драматургам, здесь впервые показаны татарские купцы, которые были меценатами, строили национальные школы, медресе, печатали и безвозмездно распространяли книги, - отметила Миляуша Хабутдинова. - Я жду от наших писателей истории об Ахмет бае Хусаинове, сумевшем от простого приказчика вырасти до купца, развернувшего торговлю в Европе. Произведения о Саре Шакуловой, отучившейся в Сорбонне. Если бы мы стали выводить на сцену наших больших личностей, то наша молодежь не интересовалась бы проститутками».

Алия Сабирова

7.04.2018 00:19

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме