Поиск

Сиротство как спасение: о чем пропела «Немая кукушка»

О трагедии «рассеянного по миру» народа татарский театр рассказывает через истории эмигрантов. В прошлом году на сцене Камаловского театра появились сразу два таких спектакля: «Мой белый калфак», сделанный в формате телемоста Казань-Сан-Франциско, и «Пришлый» о судьбе татарина из Канады.

Четверть века прошло с тех пор, как татары начали осознавать, насколько большой они народ. Татарский мир простирается далеко за пределы границ Татарстана. Татары живут в регионах России и странах бывшего Союза, в Америке и Европе, практически во всех уголках планеты. Есть огромное количество успешных, состоявшихся в разных областях жизни талантливых личностей, в жилах которых течет татарская кровь. Однако парадокс: сегодня эта великая нация огромной глыбой скользит в пучину исчезновения – теряется язык, молодое поколение воспитывается в чужой культуре, и, кажется, выхода из этой ситуации нет.

Театр Камала ищет причины печальной судьбы народа в спектакле по пьесе Ильдара Юзиева «Ак калфагым төшердем кулдан» («Мой белый калфак»). Герои истории – эмигранты и те, кто остался в России (тогда еще в СССР) – так и не нашли счастья, ни на родине, ни на чужбине. Несчастье всего народа складывается из несчастья отдельных людей. Они – потерянные и одинокие. Устами одного из героев: «Нет в нас единства. Поэтому растеряли гордость, свободу».

Пьеса Ильдара Юзиева была написана в 1990 году. Примерно в это же время зародилась идея «Немой кукушки». Зульфат Хаким в своем произведении рисует другую картину – два татарина, воины враждующих государств, рискуя своим будущим, спасают друг другу жизнь.

Главный вопрос татарского народа

«Немая кукушка» состоит из воспоминаний жителя татарстанского села Субай Зарифа – участника советско-финской войны 1939-1940 гг. В заснеженных лесах Карелии, в дни, когда советские войска безуспешно пытаются прорвать «линию Маннергейма», молодой Зариф встречает татарина из Финляндии Зиятдина. Финский снайпер, уже собравшийся стрелять во вражеского воина, останавливается, услышав знакомую мелодию – Зариф поет народную песню «Кара урман» («Темный лес»). Зиятдин сохраняет Зарифу жизнь, мало того, возвращает ему винтовку – так как убежден, что соплеменник тоже стрелять в него не станет. Они вместе поют любимую песню, и в этот момент их застают врасплох сослуживцы Зарифа.

На протяжении всего повествования антагонист - офицер особого отдела НКВД Федор Зимин не может понять: почему эти два татарина не стреляли друг в друга? Разве можно пощадить врага только потому, что он одной национальности с тобой? В ответе на этот вопрос, кажется, автор также заложил ответ на главный вопрос татарского народа: что его спасет, благодаря чему народу удастся сохраниться и не сойти с исторической арены.

Исторической правды искать не надо

На обсуждении спектакля в рамках «Камал мәктәбе» Зульфат Хаким рассказал об истории создания своего произведения, которое изначально было написано в жанре театрального романа. «У нас, воспитанных в советских школах, темы войны – в крови. Но о финской войне тогда не писали, информация была скрыта. Поэтому эта тема вызывала у меня особый интерес. Однажды, еще в молодости, мне удалось поговорить с дедушкой моего знакомого - участником этой войны. Мы с ним проговорили всю ночь. Еще тогда мне захотелось рассказать, описать, как на этой войне встретились два татарина. Но вплоть до начала 90-х годов не было возможности изучить тему – не было литературы, исторических источников. Уже после перестройки появилась литература, были те, кто ездил в Финляндию, и историки начали писать об этой войне больше и точнее. В начале 90-х я принялся за написание пьесы, но закончил ее лишь в конце 90-х. Перерыв был связан, прежде всего, с моим внутренним состоянием. В 2001 году я ее завершил».

В обсуждении также участвовали исполнитель главной роли, народный артист РТ Азгар Шакиров, сыгравший в спектакле молодого Зарифа Олег Фазылзянов, исполнитель роли молодого Зимина Искандер Хайруллин, доктор исторических наук Искандер Гилязов, литературовед Миляуша Хабутдинова и другие.

Могла ли история, описанная в пьесе, произойти в жизни? «Теоретически, конечно, такая встреча возможна, - считает Искандер Гилязов. - Где только не живут татары - в Турции, Польше, Литве, Финляндии, Китае. В 1921 году была русско-польская война. Была ли вероятность, что в польских войсках оказались татары? Конечно, потому что татары жили в этой стране веками. Или Турция – в русско-турецкой войне могли ли быть татары? И в Турции уже в то время жили потомки татар, когда-то переселившихся в Турцию, поэтому такие ситуации могли быть, без сомнения».

Действительно, на советско-финской войне российские и финские татары встречались, но в обстоятельствах иных, чем описываются в «Немой кукушке». Несколько татар были взяты в плен финскими войсками, и они были распределены по семьям проживающих в Финляндии соплеменников. Об этом рассказал присутствовавший на показе гость из Финляндии, музыкант и бизнесмен Дениз Бадретдин. «Когда выяснилось, что среди пленных есть татары, поговорить с ними попросили татар из наших финских войск. И воины из Красной Армии рассказали соплеменникам все, что те хотели узнать. Не пришлось их ни бить, ни мучить. Вместе посидели, попили чай, и всю информацию получили. Пленных отдали в татарские семьи в качестве помощников, и они жили у них как члены семьи. Когда пришло время пленных вернуть обратно в СССР, то это стало большой драмой, потому что они стали очень близки».

Народный артист Татарстана Азгар Шакиров рассказал, как во время гастролей в Финляндии они встречались с соплеменниками. «Мы видели тех, кто участвовал на этой войне, татар, воевавших на стороне финнов. Спектакль вызвал у них сильные эмоции, они обнимали нас и плакали. Не надо искать в этом спектакле исторической достоверности. Это нормальная история из жизни. Спектакль несет единственную мысль – насколько велик татарский народ. В то же время он о великой трагедии народа», - сказал артист.

История поражений и потерь

«История человечества – история войн», напомнил Зульфат Хаким на обсуждении. Если это так, то последние пять веков истории татарского народа можно назвать историей поражений и потерь. Потеря государственности в 1552 году, насильственная христианизация и притеснения религии, с середины 20 века - потеря языка и культуры, как следствие, потеря народом своей идентичности.

Но татарский народ, возможно, предчувствуя такой исход, закодировал рецепт спасения в своих песнях. Не случайно в «Немой кукушке» герои встречаются под песню «Кара урман» - эта песня о том, что «темный лес», который здесь олицетворяет тяжелую жизнь, враждебный внешний мир, сложную судьбу татар – можно пересечь только благодаря взаимной помощи, поддержке, а значит, выжить в этом мире можно лишь благодаря единству.

У финского татарина Зиятдина чувство принадлежности своему народу настолько сильно, что для него убийство соплеменника равносильно убийству своего народа, а значит, и самого себя. Возможно, Зульфат Хаким хотел сказать – только такая степень единства может спасти народ. Истинное братство: не убивать, не причинять зла, даже если это опасно для своей жизни, быть готовым пожертвовать собой, заботиться, любить, даже больше, чем самого себя.

Главный герой – татарская песня

Автор щедро рассыпал песни по всему произведению. Герои встречаются с песней, поют, расставаясь. Песни звучат в воспоминаниях постаревшего Зарифа. Они звучат в моменты, когда эмоциональное напряжение невозможно передать словами.

И автор через своего героя Зиятдина много раз заявляет то том, что Зарифа спасла татарская песня. “Я могу пристрелить врага, но не могу стрелять по татарской песне» - говорит Зиятдин. «Тебя спасла татарская песня, если бы я не услышал татарскую песню, я бы выстрелил. Благодари татарскую песню, татарский язык за свое спасение», - повторяет он.

Конечно, силой спасения обладает не всякая песня. Автор выбрал такие, что затрагивают самую глубокую рану в душе татарского народа – разлука, разделение, потеря – друзей, близких, родной земли, потеря той жизни на родной земле, что проходила в окружении любящих, близких людей. Эта боль разлуки проговаривается словами, но еще ярче звучит в мелодии - она буквально пропитана этой болью и тоской.

Способность услышать эти интонации – почувствовать «моң» - заложена в татарах генетически. Моң – особое звучание, состоящее из многочисленных компонентов: печаль, тоска, «светлая грусть», боль расставания, и даже сиротство – чувства тех, кто теряет самое дорогое.

В этих интонациях не только грусть, но и зов родной земли. Надежда на то, что удастся вернуться, выжив в «темном лесу», снова обрести счастье на родине, в кругу друзей, близких, родных людей.

Где наша родина?

В «Немой кукушке» эксперты увидели много символов. Один из них – складной нож, подаренный Зиятдином Зарифу – это символ оружия, войны. «Мы, татары, нация, покорившая огромные империи. Мы всегда воевали, - отметил политолог, общественный деятель Руслан Айсин. - Поэтому татарин носил складной нож всегда с собой, в нагрудном кармане, у сердца. А «немые кукушки» - это татары сами, в их сегодняшнем положении, когда мы теряем язык».

«Действительно, мы все сейчас – «немые кукушки», - продолжила эту мысль литературовед Миляуша Хабутдинова. – Мы превратили свой язык в кухонный, и теперь не понимаем истинных значений слов». Эксперт отметила, что в татарских песнях есть образы, которые имеют для татар особое значение, но современные исполнители их не понимают. «Увидев на небе диких гусей, татары думают о возвращении на родные земли, о Млечном пути [«Киек каз юлы» («Путь дикого гуся»]. Они видят Алтын казык [Полярная звезда], и знают, где их родина. Татары разбросаны, рассеяны по всему свету. Наш народ всегда пел: «Цвели как цветы на родной земле, рассыпались по чужим странам, вновь стали бы цветами, если бы вернулись на родину». Знает ли нынешнее поколение, где их родная земля? Серьезный вопрос. Как детям объяснить эти понятия? Потому что у нас сейчас нет уроков истории. И нет рядом с нами дедушек и бабушек, способных рассказать свою историю, наши дастаны и эпосы, беиты. Мы стали забывать свою историю. Появился этот рубеж, разделяющий поколения. Такие произведения, как «Немая кукушка», очень нужны. Мы должны объяснить, где наша история, где наши герои, почему они являются героями. Мы сами должны объяснить нашу историю, закрепить это в сознании нового поколения», - подытожила эксперт.

Алия Сабирова

7.04.2018 00:05

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме