Поиск

Как идеологи добровольности изучения родных языков идут на нарушение Конституции страны

Один из идеологов законопроекта о добровольности  изучения родных языков Ольга Артёменко написала статью, где она по обыкновению обвиняет Татарстан в том, что он сопротивляется унификации.

Госпожа Артёменко умело вводит общественность в заблуждение

Статья изобилует подтасованными фактами и тенденциозными выводами.  Ведущий специалист по национальной системе образования Марат Лотфуллин, научный сотрудник Центра истории и теории национального образования Академии наук Татарстана, разбирает статью Артёменко и поясняет, в  чём новый законопроект противоречит конституциям Татарстана, РФ и международным правовым нормам.
_______________________________________________________________________________

Во-первых, татары по Конституции РФ народ, имеющий государственность в форме республики, а не просто этнос, во-вторых, Госсовет РТ выступает в защиту создания равных условий для изучения всех языков народов в системе образования, не только для татарского языка.

По существу, публикация Артёменко построена на основе подмены понятий и откровенных подтасовок. Например, она утверждает, что «В некоторых республиках, начиная с 2000-х годов, в образовательную деятельность школ было введено обязательное изучение государственного языка соответствующей республики - для всех детей без учета мнения их родителей, независимо от того, является ли этот язык родным или нет». Возможность устанавливать свои государственные языки в республиках Российской Федерации определяется п.2. ст.68 Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года, а не с 2000 годов . Конституция Республики Татарстан устанавливает, что "государственными языками Республики Татарстан являются равноправные татарский и русский языки" (п.1, ст. 8). Государственный статус нерусских языков, как и государственный статус русского языка предусматривает их изучение в образовательных организациях всеми обучающимися. П.7 ст.1.  закона "О государственном языке РФ" определяет, что «Обязательность использования государственного языка РФ не должна толковаться как отрицание или умаление права на пользование государственными языками республик, находящихся в составе РФ, и языками народов РФ».

Далее Артёменко пишет, что «при этом в Республике Татарстан в школах на изучение татарского языка, в ряде случаев, отводилось до 6 часов в неделю, а на изучение государственного языка Российской Федерации — русского языка— от 3 до 4 часов». Это утверждение тоже, по терминологии Артёменко, от лукавого, так как при подсчёте часов  изучении татарского языка прибавляются часы преподавания литературы, а часы для изучения русского языка берутся без учета часов на изучение русской литературы.

Главное достижение Артёменко изложено в предложении «президент нашей страны Владимир Путин высказал свою чёткую и ясную позицию по данной проблеме. Главой государства были даны поручения, в частности, Генеральной прокуратуре совместно с Рособрнадзором провести проверку соблюдения в субъектах Российской Федерации положений федерального законодательства, касающихся обеспечения прав граждан на добровольное изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в её составе».

Вся проблема в том, что ни в Конституции РФ, ни в законодательстве РФ, не в международных нормах  нет прав граждан на добровольное изучение родного языка и, тем более, государственных языков республик в условиях обязательного среднего образования. Поэтому все предписания Прокуратуры не соответствуют законодательству и Конституции РФ. Согласно п. 5, ст.3 Гражданского Кодекса РФ. В случае противоречия настоящему Кодексу или иному закону не только поручение президента РФ, но даже указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон. По этой причине и появился законопроект №438 863-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (в части изучения родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в составе Российской Федерации). Главная цель законопроекта подвести какую-то видимость законности предписаниям Прокуратуры.

Уже пропагандируя данный законопроект, Артёменко пишет «Если внимательно прочитать законопроект, то он как раз и предусматривает ситуацию: если хочешь, то, пожалуйста, заяви об этом и изучай, при этом школа обязана создать все условия для изучения родного языка». Читаем законопроект: «Граждане Российской Федерации имеют право на получение дошкольного, начального общего и основного общего образования на родном языке из числа языков народов Российской Федерации, а также право на изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации в пределах возможностей, предоставляемых системой образования, с учетом потребностей обучающихся и их родителей (законных представителей) в порядке, установленном законодательством об образовании. Реализация указанных прав обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных организаций, классов, групп, а также условий для их функционирования. Преподавание и изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации, в рамках имеющих государственную аккредитацию образовательных программ осуществляются в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, образовательными стандартами».

На самом деле оказывается всё ровно наоборот, любому могут сказать, что нет возможности. Более того, даже формулировка этого пункта действующего закона не способствует сохранению образования на родных языках. Ограничение прав народов Российской Федерации на выбор языка обучения основным общим образованием при всеобщем обязательном среднем общем образовании нарушает конституционные права граждан на свободный выбор языка обучения на всех ступенях образования (Конституция Российской Федерации, Ст. 26, пункт 2). Данный пункт противоречит также Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования, принятой 14 декабря 1960 года Генеральной конференцией Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, которая гарантируют недопустимость ограничений возможностей получения образования по признаку языка обучения на всех ступенях образования. Поэтому необходимо дополнить этот пункт закона словами «среднего общего».

Слова «в пределах возможностей, предоставляемых системой образования» необходимо исключить, так как система образования должна обеспечивать образовательные потребности не только одного богоизбранного народа,  а всех народов Российской Федерации.

Образовательные компетенции в области родного языка относятся к ключевым образовательным компетенциям, и определяют суть образования как процесса передачи опыта народов новым поколениям. Поэтому предметная область «родной язык и родная литература» является обязательной. Следовательно, слова «с учетом потребностей обучающихся и их родителей (законных представителей)» необходимо исключить.

В Российской Федерации уже в течение ряда лет прекращена подготовка билингвальных учителей-предметников, владеющих родными языками, и утрачена система разработки и издания учебников на языках народов Российской Федерации. Поэтому данный пункт необходимо дополнить словами «в том числе подготовкой педагогических кадров, владеющих языками преподавания, и изданием УМК на языках народов Российской Федерации».

Госсовет Татарстана выступил против законопроекта, первым из всех региональных парламентов. Фото - r16.ru

Артёменко обвиняет депутатов Республики Татарстан в некомпетентности. Она пишет: «Оказывается, для председателя Комитета Госсовета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиля Валеева «вариативная часть основной образовательной программы является не обязательной, т. е. факультативной частью учебных планов». На основании чего делается такой вывод, совсем непонятно. Ведь федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (см. статью 11) предусматривает требования к результатам освоения всей основной образовательной программы, а, следовательно, все предметы, входящие в её состав, являются обязательными и никакого отношения к факультативу не имеют». Читаем законопроект: пункт 1 части 3 статьи 44 о правах и обязанностях родителей «выбирать до завершения получения ребёнком основного общего образования с учётом мнения ребенка, а также с учётом рекомендаций психолого-медико-педагогической комиссии (при их наличии) формы получения образования, формы обучения, организации, осуществляющие образовательную деятельность, язык обучения и воспитания, факультативные и элективные учебные предметы, курсы, дисциплины (модули), из перечня, предлагаемого организацией, осуществляющей образовательную деятельность, включая родной язык из числа языков народов Российской Федерации и государственный язык республик Российской Федерации».

Так что депутат Валеев прав: в законопроекте написано, что факультативные предметы включают родные языки, кроме русского и даже государственные языки республик. Образовательные компетенции в области родного языка относятся к ключевым образовательным компетенциям, и определяют суть образования как процесса передачи опыта народов новым поколениям. Поэтому предметная область «родной язык и родная литература» является обязательной. Изучение государственных языков республик по сути своей является обязательным с целью предотвращения появления неконкурентной группы людей в обществе. Перевод предметной области родные языки и государственные языки в разряд факультативных предметов, лишит возможности обеспечения образовательных организаций бесплатными учебниками и квалифицированными кадрами. Таким образом, данное предложение нарушает права народов на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития, гарантированное ст.68 Конституции Российской Федерации. Поэтому данный пункт необходимо оставить в действующей редакции.

Артёменко в своей публикации не ограничивается обвинением депутатов Госсовета РТ в некомпетентности, но и обвиняет всю республику Татарстан в бездействии: «Ведь все 25 лет школа и, в частности, родной язык были в компетенции субъекта Федерации. За этот срок так и не были созданы оптимальные условия для развития родного языка. Посадить всех за парты для изучения языка, не обеспечивающего перспективу профессионального карьерного роста личности и закрепив требования «обязан, должен», как известно, положительного результата не добиться». При этом она умалчивает о том, что перспективы карьерного роста определяются высшим профессиональным образованием, которое находится под юрисдикцией федеральных органов власти. Родные языки народов России, за исключением русского язык,  не имеют никакого значения для получения высшего образования и федеральным правительством  нерусские языки не включены в число ключевых образовательных компетенцией, с обязательной итоговой аттестацией. А экзамены по государственным языкам республик вообще запрещены.

Далее Артёменко О.И. пишет, что «Лукавят те, кто утверждает, что пишут жалобы единицы, причём «одни и те же». Пишут не только одни и те же, они пишут под руководством Артёменко, которая состоит с ними в одних и тех же группах в социальных сетях и является их идейным вдохновителем. Продолжая критиковать представителей Татарстана, в том числе и Минтимера Шаймиева, она утверждает, что «Несмотря на эти факты, экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев решил обвинить в нарушении Конституции России инициаторов законопроекта о добровольности изучения языков, не уточнив, какие конкретно статьи Основного Закона страны и в чем конкретно были нарушены» . Конкретно нарушены пп. 2 и 3 ст. 68 согласно которым: «2. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации.

З. Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития». Данным законопроектом народы полностью отстраняются от возможности передачи своего родного языка будущим поколениям через систему образования».

Далее Артёменко разъясняет, что «Проектом закона, о котором мы говорим, предлагается также конкретизировать правовые условия изучения в образовательных организациях родного языка, в том числе являющегося одновременно государственным языком республики Российской Федерации».

Во-первых, в проекте уточняется, что «преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации осуществляется на добровольной основе и не может осуществляться в ущерб преподаванию и изучению государственного языка Российской Федерации…». Суть вопроса в том, что эти предлагаемые условия нарушают конституционные права народов на сохранение и развитие родных языков. Наложение ограничения на преподавание государственных языков республик в виде возможности нанесения ущерба преподаванию русского языка противоречит п.7 ст.1.  закона "О государственном языке РФ" предусматривающему, что: «Обязательность использования государственного языка РФ не должна толковаться как отрицание или умаление права на пользование государственными языками республик, находящихся в составе РФ, и языками народов РФ».

Понятие «ущерб преподаванию» законом не определено. Выполнение ФГОС является главным требованием при преподавании и изучении всех предметов, в том числе и русского языка, поэтому «ущерб» в преподавании русского языка может быть зафиксирован (оценен) только при невыполнении требований стандарта. Критерием выполнения требований ФГОС к результатам освоения русского языка являются результаты итоговой аттестации. Например, по данным Министерства образования и науки Республики Татарстан, результаты государственной итоговой аттестации по предмету «Русский язык» в 11 классе остаются стабильно высокими на протяжении ряда лет.  В 2017 году средний балл 11-классников из Татарстана равен 72,53 балла, что ниже среднего балла находящихся на первом месте московских выпускников (72,6 балла) и выше результатов выпускников Санкт-Петербурга, занимающих третье место (71,09 балла). Поэтому абзац о нанесении ущерба изучения одного языка изучению другого необходимо исключить.

Кроме того, русский язык как родной язык русских является одновременно государственным языком РФ, поэтому выделение ещё одного русского языка за счёт родных нерусских языков РФ является бессмыслицей и неуклюжей попыткой освободить детей русских от изучения языков народов РФ. По мнению Верховного Комиссара по национальным меньшинствам ОБСЕ, обучение языку меньшинства лиц, которые не являются членами меньшинства, может внести определённый вклад в большее общение, и, таким образом, понимание между большинством и меньшинствами. Совет Европы признал важность знания более чем одного языка как средства межкультурного общения, понимания и толерантности.

В заключение необходимо сказать, что спекуляции на тему свободного и добровольного выбора родного языка при заведомо неравных условиях для их изучения и применения преследуют только одну цель: исключить де-факто нерусские языки из системы образования РФ. По этому поводу я ещё в 1990 году говорил А.Л. Салагаеву, противнику преподавания татарского языка всем учащимся наравне с русским языком: «Трудно стать равным среди равных».

Для сохранения нерусских языков необходимо ввести обязательную итоговую аттестацию по ним, как и по русскому языку, и учитывать результаты этих экзаменов при поступлении в вузы. Необходимо также гарантировать среднее общее образование на родном языке с итоговой аттестацией на родном языке. Родной язык не должен быть препятствием для профессионального и карьерного роста людей. Владение родным языком в совершенстве, наряду с государственным русским, должно быть критерием грамотности.  Принижение значения государственных языков республик и установление градации языков и народов не соответствует никаким общечеловеческим нормам и осуждено мировым сообществом.

Марат Лотфуллин

6.06.2018 09:47

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме