Поиск

Система движется в сторону неуправляемости

Главным политическим трендом ближайших лет будет постепенное снижение степени управляемости системой. Путин перестаёт быть безусловным авторитетом — табу на его критику еще не снято окончательно, но заметно слабеет. В этой ситуации неизбежно будет ослабевать и роль президента как последней инстанции в межклановых конфликтах.

Чем ближе 2024-й год, тем больше будет слухов о «преемниках», тем более ожесточённой будет борьба вокруг того, кому и какие роли предстоит исполнять в следующем политическом цикле. Ставки будут расти, ведь всё большее число участников политического процесса будет чувствовать, что речь идёт не только о текущих доходах. Нет, на кону окажется вопрос политического выживания вообще, ведь ясно, что преемник не будет носить такого же «надкланового» характера как Путин. Таких политиков в стране — в силу самой природы режима — больше нет. Режим ведь не случайно называется «персоналистским». Так вот, преемник в любом случае окажется к каким-то группировкам ближе, а от каких-то дальше. И последние с потерей перспектив вряд ли смирятся. Никакого пиетета перед преемником у них, скорее всего, не будет, они ведь обязаны своим благополучием не ему, а Путину.

Эти элитные конфликты будут неизбежно выплескивать в информационное пространство. Происходящее будет всё больше напоминать знаменитую формулу Гоббса «война всех против всех». Самым ярким атрибутом подобного положения дел всегда является правовой беспредел. Степень защищённости граждан — по мере ослабления режима — будет снижаться. В России и сейчас с правоприменением проблем немало, а станет ещё хуже. Все знают, что институты у нас — не более чем инструменты в руках кланов, конфликты между которыми, повторюсь, будут носить всё более непримиримый, экзистенциальный характер.

Всё это неизбежно приведёт к дальнейшему снижению уровня социального оптимизма в обществе. Будет крепнуть ощущение отсутствия перспектив, популярность режима будет продолжать падать. Постепенно голоса, которые теряет власть, начнёт консолидировать оппозиция — в первую очень системная. Это неизбежно приведёт к усилению конфликта между ней и властью. Власть была готова к диалогу с оппозиционными игроками, пока те проигрывали, но не готова терпеть их ни выигрывающими, вроде Коновалова, ни хотя бы просто представляющими из себя определенную проблему — как Грудинина.

В ситуации, когда растёт спрос на протест, оппозиция вряд ли сможет долго оставаться лояльной. Если она это сделает, то полностью растеряет и свой актив, и своего избирателя. Но даже если предположить, что системная оппозиция решит совершить политическое самоубийство, то даже в этом случае голоса избирателя назад к властям не вернутся. Нет, тогда они перетекут к оппозиции несистемной.

В общем, перспективы мрачные. Что же в этой ситуации можно сделать?

Смягчить всё возрастающую степень конфликтности можно попытаться, сделав политическую систему чуть менее ригидной, чуть более гибкой. Когда общественные силы приходят в движение — а сейчас происходит именно это — нельзя надеяться на то, что в политике можно оставить всё как было и ничего не менять.

«Путин перестаёт быть безусловным авторитетом — табу на его критику еще не снято окончательно, но заметно слабеет»

Моё предложение касается приближающихся выборов в Госдуму. В преддверии большого транзита они будут иметь принципиальное значение, по сути станут его первым шагом. Надо отменять запрет на создание предвыборных блоков.

Главная — я бы сказал, фундаментальная, — политическая претензия наших граждан связана с закрытым кастовым характером государства. Всё большее число общественных групп считает, что их интересы в нём никак не представлены. Решить эту проблему, не организовывая новых каналов рекрутирования новых элит, способных представить интересы этих групп, — не удастся. Причём демонстрация игрушек вроде конкурса «Лидеры России» тут не поможет. Время фейков проходит, нужны серьёзные институциональные шаги.

Разрешение на создание блоков приведёт всю политическую систему в движение, и позволит этим новым каналам появиться. Появятся новые возможности для политического участия. Далеко на факт, что это удовлетворит общество. Скорее всего, нет, но это будет шаг в правильном направлении.

Блоки повышают мобильность политической системы, способность адекватно реагировать на повестку. Встал какой-то первоочередной вопрос — партии блокируются именно в соответствии со своими предложениями, как его решать. В результате вопрос выносится на поверхность, демонстрируя избирателю то, что приоритеты политиков совпадают с приоритетами общества.

Появление новых игроков в виде блоков создаст ощущение некоторой новизны и это как раз то, что сейчас хочет избиратель. Кроме того, тема объединения партий и их сотрудничества в деле решения каких-то проблем — это тоже позитив. Особенно ценный в условиях традиционно конфронтационной российской политики, где принято конфликтовать и обижаться друг на друга по любому поводу.

Властям самим выгодно сейчас разрешить создание блоков. Бренд «Единой России» явно потускнел и его лучше убрать с фасада, объединив партию с какими-то общественными объединениями — тем же ОНФ или тщательно пестуемыми ныне Кремлем волонтерами.

В завершение напомню, что в преддверии последних думских выборов «Единая Россия» разделила часть округов с думской оппозицией. Если помните, некоторые представители последней получили статус «наибольшего благоприятствования» — единороссы не стали выдвигать против них своих ставленников. Очевидно, что режим допускает не только предвыборное соперничество, но и некое сотрудничество. Сохраняющийся запрет на создание предвыборных блоков представляется в этой ситуации непонятным анахронизмом. Если можно сотрудничать в одномандатных округах, то почему этого нельзя делать в рамках предвыборных списков?..

На самом деле боязнь Кремля понятна. Разреши блокировки и непонятно, удержишь ли ты ситуацию под контролем. Начнётся хаос: ты договорился об одной конфигурации, а они блокировались и создали другую.

Но надо понимать, что удержать всё под контролем как раньше — всё равно не получится. Пытаясь сделать это, власть просто ухудшает ситуацию. Чтобы не пришлось потом отдавать власть целиком революционерам, лучше начать сейчас делиться ею с теми, кто способен играть по правилам. Власть заинтересована в этом не меньше общества. Хорошо известно, что именно длительное отчуждение социальных групп от политики, до участия в которой они созрели, ведёт к росту популярности в них радикальных идей.

Общество созрело. В стране очевидно начинается политизация. Всё большее число граждан пытается найти ответ на вопрос, почему вместо того, чтобы жить хорошо, они живут всё хуже и хуже. И здесь стоит вспомнить, что если рост политической активности не сопровождается развитием институтов, это рано или поздно приведет к дестабилизации всей системы. Общеизвестно и то, что главное институциональное средство организации политической активности масс, — это партии. Расширение возможностей для их политического манёвра с помощью создания блоков — это и есть шаг в направлении развития этого института.

Аббас Галлямов

Эхо Москвы

1.04.2019 01:32

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме