Поиск

Тахикардия системы

Итак, каждый месяц нас приближает к некоему масштабному политическому действу. Растёт общая турбулентность системы, на которую активно влияют внутренние и внешние факторы. Давление с двух сторон не может не сказаться на общем состоянии системы. Очевидно, что так называемая «путинская стабильность» — это термин прошлого политического цикла. В чём же тахокардия нынешней политической ситуации? Мы постарались тезисно выделить её основные параметры.

________________________________________

— Совокупный рейтинг «неПутина» превышает рейтинг собственно Путина (30%) в три раза. Этот дисбаланс уже не решить. Россия Путина перестаёт существовать. Ни один публичный институт общественного представительства не пользуется доверием, более того, силовое лобби их демонтирует политически и административно. Ни Совет Федерации, ни Госдума по факту не являются сегодня структурными институтами власти. Место Путина занимает коллективный Путин, то есть клан силовиков. ВВП становится фасадно-символической фигурой этой системы;

— Уровень поддержки некоторых губернаторов выше уровня поддержки «национального лидера». Но это. факт уже перестал быть фетишем для путинского окружения, когда он в прошлом году пошёл на непопулярные социальные реформы. Это вызов для центральной власти. Даже на этом уровне идёт расползание, дезинтеграция общего политического, ментального пространства, общество уже не ощущает себя единым монолитом, растёт расслоение, а значит — неизбежно усилением напряжения и озлобления;

— Попытки перекрыть проблему легитимации высшей власти и падение рейтингов через агрессивную пропаганду в КНДРском стиле на деле приводят к обратному эффекту. Снизился резко уровень доверия к госТВ. Отсюда идея «суверенизации интернета», блокирования самостоятельных лидеров общественного мнения, ужесточение информационного поля;

— Прежние модели «мы вам деньги и финансовую стабильность, а вы не участвуете в политике и не лезете в наши дела» — не работают. Одновременно власть сама способствует резкой политизации, нагнетая патриотическую волну по линии «наши — не наши», что по теории Штрауса рождает политическое, которое обязательно обнаружит себя во внутреннем противостоянии;

— Путин и его окружение по-прежнему не уверены в успешной реализации трансферта власти. Есть сомнения, они порождают нерешительность, брожение в элитах, как итог — рост межклановых войн и противоречий. На общую линию «сплотиться» это не работает, каждый решает проблему будущего отдельно от «генеральной линии», в неё уже мало, кто верит, спасаются по одиночке;

— Автаркии элита не желает, у Путина иного варианта нет. Кейс с Мадуро многих в окружении ВВП насторожил. Совокупный Запад не использует ещё и 10% своих возможностей давления на элиту. Он использует стратегию медленного удушения;

— Политический удар по республикам возможен при самом неблагоприятном сценарии. Есть понимание, что он может запустить уже неконтролируемые процессы политической децентрализации. Так просчитались с темой обязательного преподавания родных языков в школе. Кремлёвские аналитики не смогли предугадать, что будет такая реакция национальной общественности и руководства республик, скорее, ждали прыти от пенсионеров, которым подняли возраст выхода на заслуженный отдых. Национальная проблематика становится центральной, что стало для большинства неожиданностью, она питает жилы политического самосознания;

— Особое внимание к национальным элитам, в них видят потенциальный драйвер к децентрализации, когда ситуация может выйти из-под контроля. У них ресурсы, сплоченность, идеологическая повестка, улица, которую можно мобилизовать, дело сенатора Арашукова ровно об этом — максимальный урон национальным кланам, которые сохраняют минимальный уровень самостоятельности и автономности. Северный Кавказ непреходящая головная боль для Москвы, проект «губернатор Васильев» во главе всех нацреспублик пока решено притормозить. Это дополнительный источник раздражения для местных, где и так уровень озлобленности запредельный;

— Простукивают молоточком идею создания условной партии регионов, как вторую «ногу» «Единой России», которая стремительно теряет влияние. Но есть опасность, что региональные элиты перехватят партийный ресурс и его лозунги в момент острого кризиса, поэтому, вероятнее всего, пойдут старым сурковским путём: реанимируют популистский проект «Справедливой России», с сохранением в партийном руководстве Миронова. Креатив у кремлёвских давно в дефиците;

— Реформа Совета Федерации с уходом с поста спикера Валентины Матвиенко на заслуженную и долгожданную пенсию. Контуры пока обсуждаются. Но усиливать этот важнейший орган государственной власти не будут. Боятся гипотетического повторения ситуации 90-х: противостояния региональных элит, сконцентрированных в СФ, и президента Бориса Ельцина. Фантомы преследуют спустя и 20 лет.

Руслан Айсин

7.02.2019 12:13

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме