Варяги из Казани. Волнует ли это Дагестан?

В последнее время ни один сколь-нибудь развернутый текст, посвященный Дагестану, не обходится без упоминания Татарстана.

Рустам Минниханов и глава Дагестана Васильев

Да и первый братский визит в другой регион новый глава Дагестана Васильев нанес именно в Татарстан, а ответное пребывание большой делегации из Казани во главе с Миннихановым забавным образом совпало с масштабными арестами среди местных чиновников, среди которых — премьер республики, его зам и несколько министров.

С назначением на пост премьера республики бывшего министра из Казани Здунова Татарстан стал не просто «кузницей кадров» для Дагестана — речь вообще заходит о применении некой «татарстанской модели» для кавказской республики. Правда, вброс тезиса о «модели» не сопровождался подробными разъяснениями, поэтому в ход пошли импровизации — кто во что горазд. Я бы, пожалуй, отдельно ответил только депутату-коммунисту от Татарстана Синельщикову, который заявил, что не последнюю роль в выборе чиновников из этой республики в качестве варягов для Дагестана мог сыграть «исламский фактор»: мол, выходцам из Казани легче добиться принятия местными элитами — мнение достаточно распространенное. Отвечаю как местный: где «местные элиты», а где — «исламский фактор»?! Нет такой связи, да и стоит ли вообще затевать перемены, ориентируясь на некие «местные элиты»?!

Казанские татары в Дагестане в почете

Сразу хочу обратить внимание на одну деликатную деталь: проштудировав многочисленные публикации последних дней на тему «Дагестан-Татарстан», я не смог идентифицировать этнос, проживающий в Татарстане. Пишут о республике, исламском факторе, этно-конфессиональном мире, пишут много всего и проецируют это на Дагестан, но каким-то причудливым образом обходятся без упоминания татар как таковых. Автор решил принципиально нарушить этот странный обет и сказать пару слов о татарах! Татар в Дагестане достаточно много — в Махачкале и Каспийске, в основном. Для «татарстанских» татар у нас, учитывая нашу генетическую склонность к идентификации субэтносов, даже есть отдельное определение — «казанские татары». Поскольку ни один татарин не замечен ни в одном из болезненных для национальной памяти исторических эпизодов, отношение к ним со стороны дагестанцев очень лояльное.

На этом лирическое отступление закончу, поскольку, в отличие от многочисленных сторонних наблюдателей, считаю сильно преувеличенным значение «татарстанского» фактора в последних перестановках в Дагестане. Чтоб лучше понять, что происходит в республике сегодня, сделаем краткий экскурс в предысторию современных социально-политических раскладов в Дагестане — в начало 90-х. Итак, если на руинах Союза Татарстан взял курс на политическое самоутверждение через договорные отношения с Москвой, а Чечня взяла курс на независимость, то Дагестан выбрал третий путь — никакой. Дело в том, что Дагестан, про который Центр предполагал, что он отвалится вслед чеченцами, оказался предоставленным сам себе — «почти» независимость далась без каких-либо серьезного давления изнутри. Еще ранее, в 1991 году — после ликвидации КПСС и рескома на месте — власть в Махачкале оказалась в руках Магомедали Магомедова. Матерый политик, Магомедали быстро понял, что в условиях всеобщей вакханалии, которая сопровождала «парад суверенитетов», можно извлечь немалые дивиденды просто стоя в сторонке и периодически что-то напевая о нерушимом союзе с Россией. Как вы поняли, речь тут все же не об интересах республики, а о личных интересах Магомедова и местной «элиты».

Политические мастодонты и остальные

Вот о последних — об «элите» — стоит рассказать отдельно. Магомедали Магомедович, при всех своих недостатках, обладал одним несомненным достоинством: он не боялся выдвижения харизматичных, независимых политических фигур и не считал критику в свой адрес поводом для ответных мер. Забегая вперед, хочу отметить, что в наследство от «эры Магомедали» среди груды нерешаемых уже проблем в республике осталась также и самая независимая в России региональная пресса и блогосфера — подтверждением тому и самый длинный список убитых журналистов.

Итак, за короткий срок все значимые должности в республике оказались в руках местных политических «лендлордов», авторитет которых был подкреплен наличием негласных вооруженных формирований. И это — при полном сохранении реальной власти главы в руках Магомедова. Некоторые из «новых князей» были лидерами национальных движений — и вот тут сразу обращаю внимание еще на одну особенность Дагестана: идея общественных объединений по национальному признаку политического успеха не имела и со временем все «нацорганизации» тихо ушли в небытие. Прошли годы, и из харизматичных фигур «первой волны» никого в живых не осталось. По разным причинам — боюсь, что эта объемная и увлекательная тема выходит за рамки задач данной публикации. На смену пришли фигуры «второго эшелона» — младшие братья или просто выдвиженцы, и основной задачей их было лишь сохранение позиций из сугубо меркантильных соображений. Что касается многочисленных дагестанцев, сделавших за это время состояние за пределами республики, то они сполна использовали потенциал своих финансовых возможностей: приезжая в Дагестан только на «побывку», они вскоре оказались в Госдуме и даже в Совете Федерации. Влияние этих состоятельных граждан на внутренние процессы в республике — а среди них есть товарищи из списка «Форбса» — сильно преувеличивается, скорее, оно является предметом местных сплетен: по большому счету, они так и не вписались в весьма «специфический» политико-экономический быт исторической родины, который сложился к сегодняшнему дню.

А «быт» этот таков: мздоимство в Дагестане давно проникло во все поры и щели. Курьезный уровень зарплат в бюджетной сфере вынуждает брать деньги уже просто ради выживания. Что касается полиции, судов и прокуратуры, то здесь коррупция носит просто тотальный характер. Безграничные возможности здесь открывает и так называемая «борьба с терроризмом». Надо признать, что потери правоохранителей Дагестана за последнюю четверть века весьма серьезны: только список убитых старших и высших офицеров (полковников и генералов) милиции, а также прокуроров и судей тянет по масштабам на гражданскую войну в отдельно взятом регионе. С годами волна террора сошла на нет, и эта новая тенденция угрожала размывом позиций «борцов с терроризмом» — учитывая их сомнительную репутацию в народе. И в ход пошла имитация «растущей активности экстремистских сил» с полным джентельменским набором — от «террористы убиты ответным огнем» до составления списков неблагонадежных…

Но вернемся лучше к началу — к теме последних событий в Дагестане. Назначение варягов на руководящие должности в национальной республике — вопреки ожиданиям и фантазиям многочисленных «экспертов» и отдельным «выкрикам с места» — в Дагестане в целом восприняли довольно равнодушно. Ведь на смену почтительному отношению к харизматичным фигурам 90-х в республике уже давно утвердилось откровенное презрение к тем, кого принято называть громкими словами «местная элита».

И сама идея обновления местных кадров за счет перестановок из той же «элиты» вызывает в народе просто «аллергию». Зато у сторонних наблюдателей назначение Васильева вызвало своеобразный «интеллектуальный восторг», сопровождаемый бесконечными словесными потоками, именуемыми «аналитикой», «оценками» и «прогнозами». Автор, не пытаясь тягаться с многочисленными «экспертами по Дагестану», хотел бы остановиться только на наиболее популярном тезисе: мол, с назначением Васильева, нанесен удар по «клановой системе» в Дагестане. Какой-то удар, конечно, нанесён: любое неожиданное назначение из центра всегда есть удар по устоявшимся позициям и требует времени на выжидание и последующую «реструктуризацию» связей. Но бесконечное использование слова «клан» создает некий специфический образ дагестанской коррупции, и тут хотелось бы немного ясности — хотя бы для любопытствующих читателей из Татарстана.

Кланы на заклание?

Образ «клана» создает ложную картину о замкнутых «семейных» образованиях. Между тем, полумафиозные структуры Дагестана отличает именно открытость, горизонтальные взаимозависимости и солидарность. Поясню на примере о чем речь. При назначении нового лица на значимый пост — должность руководителя республики, министерства или иного института — очень скоро его родственники обнаруживаются на серьезных должностях в ранге замглавы муниципальных образований, начальника или замначальника управления, завотделом и так делее… «Кооптация» происходит неким естественным образом — зачастую к удивлению самого лица, которому оказывают эту своеобразную «услугу». В итоге у того же Абдулатипова, который лично назначил только одного родственника, зятя, руководителем какого-то невнятного «совета», очень скоро возникло вдруг обилие родственников в различных структурах — от сына — заммэра до мужа племянницы — начальника какого-то управления.

Показательна история с прокурором республики: он сделал свою прокурорскую карьеру на просторах России, дослужился до первого заместителя прокурора одной из центральных областей, и, наконец, получил назначение в Дагестан. Уже через год строительный бизнес в столице республики оказался под контролем его родственников: инкорпорирование родственников в весьма доходную сферу произошло чуть ли не мгновенно и «на автопилоте», как выражаются на местном сленге. Как сами теперь видите, именно по этой причине назначение «варягов» — Васильева и Здунова — на ключевые посты в республике имеет некий смысл и порождает ожидания. Но, несмотря на громкие аресты, свидетелем которых оказался даже гостивший в Дагестане президент Татарстана, в народе уже появились первые нотки разочарования. Дело в том, что дагестанцев волнуют три проблемы: бедность, коррупция и произвол правоохранительных органов. Именно эти три, а остальное — вроде «этно-конфессиональной напряженности» — изобретение досужих политологов и экспертов. Уже сейчас стало ясно, что полицию трясти никто не собирается, а борьба с коррупцией затронула только «вершки». И многие дагестанцы склоняются к мысли, что происходящее сегодня в республике — из области предвыборных манипуляций.

Ахмед Магомедов

9.04.2018 11:43

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме