Как муфтий Файзов Москву в помощь призывал

Этим материалом мы открываем цикл публикаций о новейшей истории Татарстана, событиях и фактах, значительно повлиявших на течение нашей жизни. Итак, 2012 год. Кризис в Духовном управлении мусульман Татарстана, теракты, борьба за главную татарстанскую мечеть Кул-Шариф.

2012 год начался тревожно.  Президент  улетел в отпуск в начале января, оставив на хозяйстве премьер-министра Халикова и его заместителя Гафарова. Каникулы, впрочем, прошли спокойно. Россияне с интересом наблюдали за трагикомической эпопеей с лайнером  Costa Concordia, затонувшим у берегов  Италии. Среди многочисленных пассажиров оказался глава Татарстанстата Валерий Кандилов с женой.

В первый же рабочий день началась история, которой было суждено определить  все последующие 12 месяцев, а то и больше. В  тридцати километрах от Казани в мало кому известном селе со странным названием Мемдель произошел взрыв. На полуночный вызов приехали пожарные, которым жильцы большого частного дома — пожилая пара из Узбекистана — рассказали, что взорвался газовый баллон.  Но сила взрыва была подозрительно велика, а дом присоединен к центральному газоснабжению, причем тут баллон!

Спасатели зашли внутрь и обнаружили самодельную бомбу — пластиковое ведерко из под майонеза с торчащими проводами, — эвакуировали семью и вызвали полицию. При обыске была найдена еще  одна бомба,  попытка обезвредить ее закончилась трагически, устройство сдетонировало в руках полицейского сапера, он лишился кисти руки. Говорили, что МВД спешили закончить обыск и разминирование, чтобы не вызывать спецподразделение ФСБ. Межведомственная ревность сыграла плохую службу.

В полдень 12 января пресс-служба МВД сообщила о розыске 37-летнего Рустама Юсупова и его 26-летней супруги Ленизы. Тот злополучный дом в Мемделе принадлежал родителям Рустама,  он с женой и двумя детьми гостил там с 7 января, но после взрыва семья быстро собрала вещи и уехала. Полиция заподозрила, что бомбы собирал или хранил сам Рустам. Журналистам показали их фотографии, — Юсупов как будто имел все известные признаки исламского фундаменталиста: борода, стеклянный взгляд, жена в хиджабе и тянущийся из Узбекистана след — связь с запрещенной группой "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" .

В тот же день вечером пресс-служба  сообщила, что Рустам Юсупов убит при попытке задержания. По официальной версии, он скрывался в Казани в квартире на улице Химиков и напал с ножом на полицейского, который туда заявился. Раненый в шею оперативник сумел застрелить нападавшего.

По иронии судьбы все ключевые точки этой странной истории дважды станут местами происшествий.  Через три месяца в том же доме в Мемделе произойдет еще один взрыв, а в октябре — в том же доме на улице Химиков, где убили Юсупова, снова будет перестрелка  бойцов ФСБ с подозреваемыми в терроризме.  Но тогда в январе скандал с Мемделем закончился довольно быстро. Ожившие после каникул журналисты успели сформулировать лежащий на поверхности тезис: террористы готовятся к Универсиаде. Скоро началась другая история, которая закрепит этот тезис очень надолго.

Муфтий наступает

О Ильдусе-хазрате Файзове говорят как о конфликтном и неуживчивом человеке. Детали его биографии, при другой ситуации и в другие годы, возможно, сыграли бы в его судьбе положительную роль. Но в кресле официального руководителя всех мусульман Татарстана на излете нулевых они стали роковым  обстоятельством. Сначала его вознесло на вершину религиозной карьерной лестницы, а затем так же стремительно он был сброшен вниз, в полную безвестность.

Файзов стал муфтием также внезапно, как внезапно исчез его предшественник — бессменный руководитель Духовного управления мусульман Гусман Исхаков. В январе 2011 года было объявлено, что Исхаков уходит в отставку с формулировкой очень хорошо и давно знакомой всем, кто умеет читать между строк: «по состоянию здоровья». Меньше, чем за год до ухода он был переизбран на четвертый срок и намеревался руководить уммой еще, как минимум, 5 лет, а потому в спешную отставку из-за здоровья никто не верил.

На месте Исхакова сразу же появился Файзов. У него была очень мирная профессия, он актер по образованию. Системных религиозных знаний у него не было, что в общем-то стало нарушением Устава ДУМ — муфтием мог стать только обладатель диплома о мусульманском образовании. Файзов сидел в своем кресле всего несколько месяцев и к началу 2012 года успел рассориться со всеми. Борьба с наследием своего предшественника Гусмана Исхакова, постоянные кадровые перестановки  в Духовном управлении мусульман и в мухтасибатах  превратили  его  в раздражающую фигуру.  Файзов так и не научился говорить с аудиторией, что не придавало ему авторитета в общении с уммой.  К тому же не особо скрывалось, что за спиной муфтия стояла грозная ФСБ, которая, по сути, и пролоббировала его избрание в 2011 году.  За Файзовым был еще один грешок: он считал себя достаточно самостоятельным, чтобы напрямую обращаться с жалобами в Нижний Новгород к полпреду Михаилу Бабичу, игнорируя аппарат президента Татарстана.

В апреле он задумал  реформу, в результате чего его тлеющий конфликт со всеми сильно вышел наружу.  3 апреля муфтий подписал приказ, которым возложил на себя обязанности имама-хатыба  (главного священнослужителя) соборной мечети Кул-Шариф.  Главная мечеть Казанского Кремля была с размахом открыта незадолго до празднования 1000-летия Казани и к тому моменту  функционировала уже почти 7 лет, но  по документам числилась как кремлевский музей и находилась вне юрисдикции ДУМ РТ. Файзов сумел убедить руководство республики, что мечеть не должна быть светским заведением, она задумывалась как символ возрождения татарского народа и его веры. Руководство доводы убедили, Кул-Шариф передали муфтияту.

Проблема была в другом: у мечети уже был имам-хатыб— Рамиль Юнусов — весьма авторитетная  фигура. Неплохой оратор и богослов, он выступал с часовыми проповедями и читал лекции по Исламу, чем выгодно отличался от муфтия. Кроме того, у него было классическое исламское образование, Юнусов несколько лет прожил в Медине.  В начале нулевых он переехал  в Нижнекамск, где сошелся с молодым мэром Ильсуром Метшиным  — они были ровесниками. Говорили, что Юнусов духовник Метшина и его семьи, хотя в исламской среде такое не принято.

Битва за Кул-Шариф

В том же 2005 году, когда открыли Кул-Шариф, а Метшин стал градоначальником столицы, будущий имам-хатыб приехал в Казань и сразу поступил на работу в Кремль -  заместителем директора музея-заповедника.  Минтимер Шаймиев предложил  ему работу имама-хатыба, что не удивительно, Кул-Шариф был личным шаймиевским проектом, он сам тщательно отбирал для мечети  все, начиная от ручек на дверях, до служителей.  В статусе имама Юнусов даже сопровождал Хиллари Клинтон, когда в 2009 году Госсекретарь США ненадолго прилетала в Казань.

На выпад Файзова Юнусов отреагировал быстро. На следующий день у Кул-Шарифа сгрудилась толпа почти в 400 человек — противники Файзова, сторонники Юнусова. Сам имам-хатыб подошел с небольшим опозданием, взошел на минбар и вместо того, чтобы читать проповедь, заплакал. Впрочем, поддержка людей и общественное раздражение муфтием воодушевили его, он заявил журналистам, что его поддерживают  в Турции, Китае и Америке. В конце-концов он работает в соборной мечети уже 7 лет и не собирается подчиняться выскочке без образования. Юнусов обратился к президенту  Минниханову, чтобы он лично разрешил конфликт между ними.   Это была ошибка. Нельзя было впутывать президента в рабочие споры, к которым он формально не имеет никакого отношения.  Когда Юнусов спустя три месяца будет падать, никто не вступится за него.

Но тогда Файзов был вынужден отступить.  На следующий день после манифестации, муфтия пригласили на публичную порку. Он пришел в Кул-Шариф, где на пятничный намаз собрались сотни сторонников Юнусова. Под крики: «предатель, убирайся вон», его заставили публично отказаться от своего решения. Муфтий только успел сказать, что в любой мечети, где он появляется, он на время становится имам-хатыбом.  Впрочем, никого это не интересовало.

Юнусов торжествовал, он закрепил  свою победу открытым голосованием: толпа поднятием рук избрала Рамиля-хазрата имам-хатыбом.  Файзов был унижен, но не сдался. Первое, что он сделал, обратился к Бабичу с жалобой: Рамиль Юнусов — сторонник радикального ислама, окружил себя экстремистами. Очернение противника пришлось в пору. Через две недели в уже известной деревне Мемдель прогремел новый взрыв...

На этот раз пострадал отец убитого Рустама Юнусова. Прошло три месяца, о январском взрыве напоминал поврежденный фасад дома. Юсупов-старший убирался во дворе, поднял с земли непонятный ему предмет, который оказался бомбой. Она  взорвалась у него в руках. С травматической ампутацией обеих предплечий, его доставили в РКБ, он сумел выжить.

Была ли это ошибка спецслужб, не до конца обыскавших злополучный двор еще в январе, когда взорвалась первая бомба? В конце-концов бомбу могли собрать уже после январских событий.

На стол Бабича легли бумаги, — подозреваемый в терроризме убитый Рустам Юсупов и его отец — жители Высокогорского района Татарстана могли входить в некий экстремистский джамаат. Впрочем, вся эта история прошла почти незамеченной. Весь март и апрель Татарстан переживал другой скандал, который стал известен на всю страну по названию отдела полиции «Дальний».

Продолжение следует.

Ян Гордеев

9.04.2018 12:51

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме