Поиск

Татаро-турецкие лицеи: как высылали учителей-турков

Десять лет назад, в марте 2008 года из Татарстана были высланы преподаватели-турки, работающие в школах-интернатах, именуемых в народе «татаро-турецкими лицеями». Учителям не дали визу с формулировкой «могут нанести вред России».

Высылке предшествовали 9 лет прокурорских проверок. Об истинных причинах «особого внимания» к татарстанским лицеям-интернатам и о том, как подобные полилингвальные школы могут сохранить татарский язык, проекту «Татполит» рассказал экс-заместитель начальника управления образования г. Казани, старший научный сотрудник Института истории АН РТ Марат Лотфуллин.

— Марат Вазыйхович, вы лично участвовали в создании «татаро-турецких лицеев». Почему работать в них были приглашены учителя из Турции?

— Потому что в нашей стране не готовят учителей, способных преподавать предметы на английском языке, а наша цель была в том, чтобы в этих лицеях дети обучались на трех языках – русском, татарском и английском. Полилингвальное обучение в нашей стране тогда было новшеством, и сейчас оно не распространено, однако только так наши дети могли овладеть английским языком на высоком уровне. Не просто на разговорном, а овладеть терминологией, что позволило бы им поступать в любые вузы мира. Тогда наша цель была достигнута – выпускники этих лицеев получали, и сейчас получают качественное образование, которое позволяет им продолжать обучение в лучших вузах России, а также в университетах Европы и Америки.

Учителей в Турции мы не искали сами, нам помогала фирма «Эртугрул Гази», которая вела деятельность здесь в Татарстане. Представители этой организации на основе соглашений с управлениями образования и нашим  министерством образования  находили в Турции высококвалифицированных учителей, составляли с ними соглашения и направляли к нам.

Первый лицей открыли в 1992 году. Этих школ было немного — в Казани три, по одному в Челнах, Альметьевске, Нижнекамске, Бугульме. Они работают и по сей день. Эти школы принадлежат муниципальным единицам, получают бюджетное обеспечение, это наши школы. Только без иностранных преподавателей.

— Почему преподавателей-турков решили выслать из страны?

— Это произошло по инициативе Москвы. Работа ими велась еще с 1999 года  и до 2007. Я тогда работал в управлении образования Казани, мы семь раз проходили проверки генеральной прокуратуры. Они проходили каждый год. Проверяли не только наше управление образования, но и управления других районов, где работали эти лицеи. Все проходило по той же схеме, что и нынешние прокурорские проверки на предмет обучения татарскому языку, и название было очень благозвучным: «защита прав детей». Якобы в этих лицеях в нарушение прав детей, без учета их желания им преподают религию, историю Турции. Конечно, это все было чистой выдумкой. Когда во время первых проверок это не подтвердилось, когда родители и дети выступили за лицеи, прокуратура стала искать другие поводы.

В то время российская юридическая система еще не была настолько наглой и бесстыжей, как сейчас, тогда они старались действовать в рамках закона. Решили пойти другим путем – «программы и учебники не соответствуют стандартам Минобра РФ». Мы преподавали предметы на английском языке, по европейским, оксфордским учебникам. Но были рецензии Академии наук, что эти учебники соответствуют нашим программам, и знания дети получают качественные. Но их качество образования не интересовало.

— Со стороны Татарстана, родителей была какая-то попытка защитить преподавателей-турков?

— Конечно, родители были против, они писали в Москву, в Министерство образования России. В первый раз визу не дали в 2004 году. Тогда я и десяток академиков обратились к президенту Минтимеру Шаймиеву. Он сказал, чтобы мы подготовили все необходимые документы, и что он все подпишет, поможет. Тогда мы написали письма президенту России, генеральную прокуратуру, руководителям ФСБ, ФМС, около семи писем. Минтимер Шарипович все подписал. А с президентом России [Владимиром Путиным] он поговорил лично. В тот год им визу дали, и они успели приехать к новому учебному году. Это все благодаря помощи Минтимера Шариповича. Но в 2007 году и на него не стали обращать внимания, никого не спрашивали, на этих учителей наложили ярлыки «экстремист», и их не впустили.

— Ссылались на то, что это сторонники Фатхуллы Гюлена?

— Да, их называли гюленистами. Но я им ответил, возможно, есть и гюленисты, я же не проверяю их политические взгляды. Напомнил им, что коммунистическая партия в Турции тоже запрещена, однако в российских школах коммунисты работают, и никто их никуда не высылает. Потом, эти преподаватели-турки обучали детей математике, физике, биологии, информатике – эти предметы не имеют никакого отношения к идеологии. Все остальные предметы – история, обществознание, география, природоведение – преподавались нашими специалистами.

Проверки доходили до парадоксов. Например, спрашивали, как же у вас работают учителя из Турции? Я говорю – мы им платим зарплату. Как они соглашаются на такую зарплату? Я говорю – работают же наши учителя за такую зарплату.

— Наверное, думали, что воспитатели могли повлиять на детей во время общения вне уроков?

— Но в нашей стране, по закону, учитель может быть любых политических взглядов, ограничивать его по принадлежности к тем или иным политическим партиям и движениям – незаконно. Мы ведь не можем запретить учителю работать в школе из-за его религиозной принадлежности.  Учителя не должны нарушать законы. Но у нас не было ни одного факта нарушения закона.

По нашим законам нет никаких ограничений, запрещающих гражданам других стран работать в наших школах. Вы можете вызвать преподавателя в школу из любой страны, лишь бы он был хорошим учителем, имел высокую квалификацию.

— Тогда что же было настоящей причиной высылки учителей-турков?

— Скажу так: «Как это нашу корову приходит доить сосед?» У нас ведь был создан миф – качественное образование можно получить лишь на русском языке. А наши лицеи разрушают этот миф. Качественное образование можно получить и на татарском, и на английском языке. Качественное образование не зависит от языка.

Есть и другая причина – например, когда мы стали образовывать эти лицеи, начальником управления образования был Юрий Петрович Прохоров– нынешний руководитель Профсоюза РТ. Через два года обучения я его повел в лицеи, показал учеников. Он поговорил с учениками 10 класса, посмотрел на них, эти дети действительно отличаются. Потому что в этих лицеях человека учат действовать самостоятельно. Там нет такого понятия, как списывание. Ребенок опирается только на свои силы, и начинает верить в свои силы, и знает, что любую работу сможет сделать самостоятельно. Это другие дети. Они работают с проектом, у них есть планы, это настоящие люди. Я сам преподаю в вузах, и я их отличаю там среди студентов тоже, они выделяются. Если в группе есть 1-2 таких студента, мне, как преподавателю, легче, потому что, глядя на них, и остальные подтягиваются. Они не ищут какие-то способы где-то списать, скопировать, с интернета скачать и так далее. Потому что у них и учителя не были такими, и нет даже понятия – списывать.

— А много было тех, кто уезжал в Турцию?

— Нет, уезжающих в Турцию было немного. Их было 10-15%, но они ведь уезжают только учиться. Законы Турции таковы, что там нельзя оставаться на работу. Это не Европа, а в Турции иностранцам работать нельзя.

— Значит больше уезжали в Америку и Европу?

— Те, кто смог уехать. Не все могли уехать, там обучение на конкурсной основе, а после обучения на работу устраиваться — тоже по конкурсу. Очень много выпускников здесь, в Татарстане. Они в городской администрации, в бизнесе, кабинете министров, управлении образования. Это бизнесмены, они не такие, чтобы пропадать в жизни, они везде в лидерах. И для нашей страны это было большим прорывом. Я сам в своей работе считаю, что появление этих лицеев было самым высоким достижением национальной системы образования. Они до сих пор «тащат» нашу национальную систему образования.

А учителей выслали — это было в 2007 году, им визу не дали для въезда, с формулировкой «могут нанести вред России». Конечно, России может навредить любой – сознательно или неосознанно. Но таких фактов «нанесения вреда» не было обнаружено. Они не нарушали закона. Им проводили экзамены, их дипломы прошли через нострификацию, они обучались в самых престижных университетах Турции. А, если хотите знать, в Турции всего 10 % населения получает высшее образование. Поэтому это были действительно преподаватели высшей категории. Конечно, мы успели их заменить своими выпускниками. Они могут преподавать предмет на английском языке.

Сейчас открылась еще одна школа по этим же принципам, это частная школа, но за обучение ребенка в этой школе родители платят, как бы не соврать, я их цены знаю приблизительно, около 70 000 рублей в месяц. Конечно, в этой школе обучаются лишь дети больших чиновников и бизнесменов. А эти лицеи дают возможность одаренным детям из любой семьи, независимо от достатка семьи. Сейчас уже у лицеев имеется большая история — выпускники этих лицеев работают в Америке, Германии, во всех странах, на высоких должностях и престижных должностях – это профессора, финансовые эксперты, юристы, в области математики, физики, юриспруденции. Конечно, это настоящие татарские ребята, они не «кукольные» татары, танцующие в тюбетейке, татарском переднике и лаптях, они настоящие современные люди, но их душа – татарская, они показывают татарский народ всему миру и служат повышению авторитета татарского народа во всем мире. Через них весь мир знает, кто есть татары.

Конечно, хотелось бы, чтобы таких школ было больше. Но даже сейчас к этим школам отношение не полностью справедливое, они постоянно под наблюдением.

— Татарские школы не могут дойти до такого уровня?

— Татарские школы, и русские школы не могут достичь такого уровня, потому что это эти школы-интернаты — не массовые школы, они только для одаренных детей. Во-вторых, в коллективах этих лицеев установилась совсем другая атмосфера. Воспитание – это не слово, а собственный пример. Потому что у них учителя такие.

Конечно, хотелось бы, и чтобы другие школы стали такого же уровня. Но для этого надо осуществить полилингвальную, поликультурную систему образования. Но очень много противников такой системы. В той же Москве Ольга Артеменко, она ярый противник полилингвальной системы обучения. Она участвовала во всех проверках генеральной прокуратуры. Артеменко считает — и у нее много единомышленников — что поликультурная система образования – это фактор, нелегально внедряющий в школьную систему национальное образование, что приведет к развалу России. Она видит прочность России в преподавании только на русском языке. Но это ошибочное мнение, это не укрепляет Россию, я считаю, что это как раз и разрушает страну и приводит к отставанию, потому что только тот, кто знает свой родной язык, и говорит на родном языке, любит свою родину. А тот, кто ради карьеры продал свой родной язык, он, не задумываясь, продаст Родину. Во-вторых, чего греха таить, науки ведь развиваются не на русском языке. Они развиваются на английском языке. Это не трагедия, и не какой-то недостаток, так шло объективно. Конечно, наверняка есть и какие-то области, развивающиеся на русском языке, есть какие-то элементы, наверняка есть. Но вы видите в жизни – мы смотрим фильмы из Запада, они лишь в переводе, мы пользуемся техникой, созданной на Западе, одежда наша оттуда, и во всем мире есть обучение на английском языке, а в высших учебных заведениях это уже в большой степени. И в Китае, и в Турции, и в Германии, Франции – это уже принятое средство общения, коммуникации людей. Мы татары тоже должны освоить средство коммуникации населения всего мира. Потому что возможно, в 30-х годах еще можно было жить только через русский язык, но в нынешнее время только лишь через русский язык принимать мир невозможно. И действительно, в век глобализации, мы должны освоить инструмент всех народов в мире. И я считаю, что эти лицеи – первые ласточки этих изменений.

Конечно, хочется ввести эту систему и в других школах. Мы в Институте истории разработали программу поликультурной системы образования, эта программа поработала и в России, на основе этой программы мы в Институте повышения квалификации учителей разработали учебники для детских садов, методические пособия, подготовили учебники для начальных классов, они были изданы, участвовали в эксперименте, но, к сожалению, сегодня продолжения этого дела нет. А в сегодняшнем дне это очень актуально, потому что в рамках нынешних законов невозможно учиться только на татарском языке, потому что экзамены надо сдавать на русском языке. Обучившись на татарском, сложно сдавать экзамен на русском. Поэтому полилингвальная система нужна, в частности, для деревень. Они в начальной школе учатся на татарском, изучая термины на русском, в средней школе некоторые предметы переходят на русский, если есть педагоги, то можно и на английский, а уж термины надо давать и на русском, и на татарском, и на английском – по каждому предмету. В этом случае они будут знать и родной язык, и знания в английском будут углубляться, и экзамен на русском сдадут. А если учесть, что в 2020 году появится обязательный экзамен по английскому языку, то это очень актуальный вопрос. Сейчас я не думаю, что наши обычные школы смогут сдавать ЕГЭ по английскому языку, половина может и не осилить. Это очень сложный вопрос. Пока министерство не предпринимает никаких мер в этой области, а ведь это не за горами. Придет быстро.

Введение поликультурной системы образования сохранило бы татарский язык, я считаю, потому что сейчас, действительно, в страхе перед ЕГЭ люди даже в деревнях переходят на русский, а их дети будут такими, что не будут знать даже названия трав. А результат будет очень плохой – если с первого класса начнут учиться на русском, большинство из них идут в педучилище, но там они не смогут учиться по-татарски, в итоге у нас даже для детских садиков не будет воспитателей на татарском языке. Они тоже перейдут на русский. В России это уже так. Например, в Пермском крае есть Бардымский район. 99% населения — татары. Такого региона нет и в Татарстане. Но детские сады полностью работают на русском. В чисто татарском районе. В школе татарский преподается 1 час в неделю. Они уже выходят со школы по-настоящему неграмотными, не умеющими писать и читать на татарском языке татарами. С одним уроком в неделю невозможно научиться читать и писать.

— В Актаныше открылась школа-интернат для одаренных детей. Могли бы в таких интернатах использовать опыт татаро-турецких лицеев?

— Думаю, было бы затруднительно найти англоязычного преподавателя, согласного поехать жить в Актаныш. Конечно, эту работу надо начать в массовом порядке в высших учебных заведениях. В вузах можно давать поликультурное образование. Но это в нашей стране не организовано, и есть люди, которые работают против внедрения этой системы. С моей точки зрения это очень невежественный и тянущий страну назад взгляд, но на сегодняшний день власть в руках этих людей.

— Общая тенденция такая?

— Нет, это не общая тенденция. Власть в руках таких людей. В России есть много разных людей. Есть те, кто за поликультурную систему образования, но власть не в их руках.

— Значит если власть сменится, все может поменяться.

— Конечно, если взять в общем, Россия не такая уж невежественная страна. 75% бюджета города Казани уходит на школы. Но это не потому, что на школы тратится много денег. Это лишь показывает, насколько мал бюджет Казани. Учителям платят мало, но их много. Бюджет Казани маленький. Почему маленький – потому что лишь 7% собранных налогов остается в Казани. 85% уходит на Москву. Мы Москве выплачиваем, это по словам президента Татарстана, 750 млрд рублей в год. Это означает, что с каждого работающего в год мы отправляем 750 тысяч рублей. Конечно, в таких условиях систему образования невозможно поднять на очень высокий уровень. Если бы хоть половина этой суммы оставалась у нас, мы жили бы в совершенно других условиях, наши учителя были бы другими людьми.

Когда я пришел в управление образования, после того, как 18 лет поработал в мехмате в Университете, в 1992 году, прибежал корреспондент «Вечерней Казани»: «Марат Вазыйхович, какие вы собираетесь вводить изменения в систему образования?». Я говорю, никаких изменений вносить не собираюсь, у меня есть желание внести изменения в Букварь – написать на Букваре – «мы рабы», а на Алифбе написать – «мы рабы рабов». Вся проблема в этом.

Закон не запрещает обучать на иностранных языках, но с технической стороны это невозможно, так как учебников на английском нет. Эти учебники кто-то должен издать и внести в список учебников, утвержденных Министерством образования РФ. У нас и такие были планы. Но на сегодняшний день стал актуальным вопрос внести в этот список учебники на татарском языке, потому что есть письмо от Рособрнадзора, что нельзя использовать в школе учебники, переведенные на татарский язык. У нас татарские школы на сегодняшний день остались без учебников. Мы учебники татарского языка внесли в этот список, но сейчас надо заново в этот список внести учебники по предметам, переведенные на татарский язык. Информация в них та же, что и в русскоязычных учебниках, они просто переведены на татарский. Но Москва требует, чтобы их мы внесли заново. А внести 1 учебник стоит 700 тысяч рублей. Столько надо заплатить за экспертизу, которая, к тому же, еще и долго проходит – на все процедуры уходит три года. Для внесения в российский перечень только учебников татарского языка ушло около 40 миллионов рублей. А учебников по всем предметам в несколько раз больше.

Это значит, наши татарские школы три года не будут преподавать на татарском. Сейчас министерство образования Татарстана ездит в Москву, советуются, как решить этот вопрос, потому что есть предписание прокурора, а не выполнять предписание прокурора нельзя. С предписанием можно только судиться. Но никто не собирается судиться с предписанием прокурора, боятся. Цель такого предписания очевидна – чтобы не преподавали на татарском. Хотя есть решение Конституционного суда, что преподавать татарский как государственный всем учащимся, законно. Прямого предписания, что нельзя другие предметы преподавать на татарском языке – такого нет. Но есть запрет на использование учебников, не внесенных в список.

Беседовала Алия Сабирова

9.04.2018 11:57

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме