Поиск

Перспективы билингвизма в Татарстане (2 часть)

Почему используемые сегодня в школах Татарстана методики преподавания татарского языка не столь эффективны? Почему мало хороших преподавателей татарского языка? О проблемах педагогики и методики преподавания татарского языка продолжает рассуждать Ph.D по билингвизму Алсу Махмутовна Гильмутдинова.

Лучшие преподаватели татарского «варятся в собственном соку»

Сейчас во многих школах есть очень хорошие преподаватели, во многих школах накоплены готовые материалы по эффективному обучению татарскому языку. Это и в школах с татарским языком обучения, и в так называемых русско-татарских школах, где часть предметов на русском, часть на татарском, и в обычных русских школах, где татарский язык ведется как предмет и для этнических татар, которые немного знают язык, и для детей из русских семей, может быть смешанных семей, и наконец, в школах, где ведется углубленное изучение отдельных предметов, будь то математика, английский или немецкий языки. Во всех этих школах есть как островки – несколько преподавателей или кафедр татарского языка и литературы, которые преподают очень здорово. Но это очень разрозненно, они как оазисы, островки в океане, они, мне кажется, если и знают друг друга, то их несколько человек, или чаще они сами варятся в собственном соку.

Почему хороших учителей татарского мало?

Но, к сожалению,  преподавателей, которые ведут занятия по татарскому языку и литературе и которым есть над чем работать - в разы больше.

Почему учителей татарского языка, которые эффективно преподают татарский язык, так мало? Этому есть объяснение. В 90-е годы, когда возникла возможность ввести татарский язык как обязательный предмет, в Татарстане столкнулись с отсутствием специалистов. В течение 70 лет не развивалась наука, не было кафедр, количество изданий на татарском языке вообще сократилось до 0,7 процентов, то есть не было воспитано поколение учителей татарского языка и литературы. Это как если у нас, например, отменили бы обучение географии в течение 70 лет, а потом сказали – давайте вернем географию, и соберем преподавателей, которые более-менее знают географию, или может быть пусть перепрофилируются, пройдут курсы повышения квалификации, станут преподавателями географии. Конечно, ситуация будет близка к той, что произошла с татарским языком.

Многие из учителей, которые попали в школы в 90-е годы, развивались, работали над собой и стали классными педагогами. Но многие не стали, многие ушли. Это тоже одна из причин, почему методика хромает.

За учителями английского – огромная поддержка

Другая причина в том, что у нас всего лишь один университет, и небольшая кафедра, которая занимается вопросами теории и методики преподавания татарского языка. Мы часто говорим о том, какие прекрасные материалы по методике преподавания английского языка. Я сейчас изучаю немецкий язык – то же самое, есть очень много качественной литературы. Но стоит посмотреть, сколько денег вкладывают ученые, издательства и правительства стран для того, чтобы выпустить эти дорогие оксфордские учебники, сколько они ресурсов вкладывают в популяризацию английского языка, сколько носителей языка приезжают в Россию, за счет средств, выделенных их правительственными программами! Какая сейчас идет огромная пропаганда обучения английскому языку, немецкому языку, есть организации, у которых это основная цель деятельности! В Германии есть огромная организация, которая называется «Немецкая служба академических обменов». Не знаю точно, какой у них бюджет, но он очень большой. Он поддерживает развитие теории и методики преподавания немецкого языка не только у себя в стране, в том числе у эмигрантов, но и для людей за пределами Германии, которые изучают немецкий язык как иностранный. Эта организация дает грантовые возможности детям из разных стран приехать в Германию бесплатно на различные стажировки, и так далее. И когда мы понимаем, почему при, казалось бы, равных возможностях учителя английского языка более успешны, чем учителя татарского языка, мы понимаем, что за учителями английского языка целая машина, которая работает и готовит для них эффективные методики, ресурсы, а учителя татарского языка оказываются сами по себе. Есть, конечно, поддержка на уровне города, республики, но с поддержкой, которую имеют методисты и преподаватели английского языка, она не сравнима.

Мировые методики преподавания языков пришли в Россию недавно

Пока во всем мире теория и методика преподавания иностранных языков– активно развивалась, мы в СССР находились в политической изоляции. Вплоть до начала 2000 годов преподаватели английского в России были не в лучшем положении, чем преподаватели татарского или другого языка РФ. Во всем мире еще в 80-х внедрялись коммуникативные методы изучения языка, а в Россию они пришли только в 2000-х. Татарские же школы стали их применять совсем недавно – пять, может быть 10 лет назад. Преподаватели иностранного языка в других странах прошли все эти циклы - аудиолингвального, грамматического, и других методов к коммуникативному, а сейчас переходят к еще более новым методам, например, экологическим. Получается, наши учителя должны весь этот опыт приобрести за очень короткий срок. Но это очень сложно, почти  невозможно. Учителя должны все апробировать, подготовиться, через себя пропустить, переделать эти задания, так чтобы они были самыми эффективными для той аудитории, с который они работают. И это еще одна причина того, почему у нас преподавание татарского языка ведется не так эффективно.

В Татарстане обучали татарскому языку всех одинаково

И четвертое, что я вижу – это отсутствие методик преподавания языку с учетом уровня и особенностей подготовки обучающихся. В Америке, например, ввели термин «Heritage language learning” - если дословно переводить, это “люди, изучающие язык как язык своего наследия». Кто к ним относится? К примеру, семья приехала из Мексики, родители говорят на испанском, а дети владеют языком плохо, так как учатся в англоязычной школе. Но испанский остался для них родным, так как это язык, используемый в семье. В Америке понимают, что обучать этих детей испанскому как родному языку в тех объемах и теми методиками, как это делают в школах Испании, Мексики, Колумбии, будет неэффективно. Их нужно учить по специальным методикам. И эти методики были разработаны, не только для испанского языка, но и для китайского, японского и других языков, которые являются родными для эмигрантов. В этих методиках учитываются и характер процессов изучения языка с детства, на какой стадии у детей знания этого языка, знают ли они академический язык, или только разговорный, как этот язык преподавать в сравнении с английским языком, и так далее.

А у нас в Татарстане долгое время всех детей обучали татарскому одинаково: будь ты из татарской семьи или русской, хорошо ты знаешь язык, или из семьи, где только знают «исәнмесез», «кызым», «улым» и больше ничего не говорят, будь ты из семьи, в которой тебя отправляют в деревню, где ты с бабушками-дедушками, родственниками общался и знал основу, или будь ты из семьи, где с тобой на родном языке лишь парой слов обменивались, или ты ребенок из русской семьи, но общался с друзьями-татарами и тебе проще изучать язык - вот эти все особенности не учитывались.

Поэтому сейчас в принципе было бы правильно подготовить совсем новые методики. Детей из татарских семей, которые свободно разговаривают на родном языке, стало очень мало, татарский им надо преподавать как второй язык, язык их семьи, или язык нации, этнический язык.

Ученые должны подружиться с преподавателями татарского

В этой ситуации, я считаю, что надо объединить усилия тех, кто разрабатывает методики, и тех, кто применяет эти методики в своей работе. То есть коллегам из Федерального университета, которые занимаются теорией и методикой преподавания татарского языка, подружиться с учителями, наработавшими свой опыт преподавания татарского языка. Надо найти в тех школах учителей, которые горят, по хорошему «болеют» татарским языком, создают материалы, выбрать несколько пилотных школ, где обучение татарскому получается очень хорошо. На основе этого опыта организовать конференции, составить примерные учебные планы.

Если мы будем продолжать пытаться изменить ситуацию, используя старые средства и методы, то ничего не получится. Если мы по-прежнему, будем поручать подготовку методик и учебников какой-то организации или ведомству, то опять получится, что это спущено «сверху», и не будет учитывать то, что действительно актуально и работает. Писать учебники должны ученые, но вместе с учителями, у которых эта работа получается, вместе с теми, которые уже много лет успешно и эффективно ведут занятия.

А такие учителя действительно есть. Недавно коллега поделилась своими наблюдениями из одной русской семьи, где для сына-первоклассника татарский язык самый любимый предмет в школе. После того как недавно отменили уроки татарского языка, он пожаловался маме и попросил вернуть его в группу. Его мама пошла в школу и написала заявление,  чтобы включить уроки татарского языка в расписание сына. Ребенок с удовольствием ходит на уроки, ему нравится, он все усваивает и запоминает. Это происходит, потому  что у него классный учитель татарского языка. Вот таких надо найти. Затем надо найти человеческие ресурсы для организации эффективной программы повышения квалификации, активно изучать (не просто копировать) зарубежный опыт, нужны деньги и надо их вкладывать в тех людей, которые будут развивать язык, в том числе в хороших редакторов, иллюстраторов учебников и пособий. У нас они есть, та же молодая семья художников, основавшая студию «Мардизайн», и другие ребята, они делают замечательные иллюстрации, именно татарские, и это очень здорово.

В татароязычных школах у детей не формируется академический русский

Я считаю не совсем правильным создание школ, где обучение ведется только на татарском языке. Кто-то считает, что ребенок в таких школах будет знать татарский, а русский он и так выучит, так как русский язык используется во всех сферах жизни, звучит по радио, телевидению и так далее. Но здесь надо понимать, что в этом случае ребенок выучит разговорный русский, а академический русский у него будет отставать.

Объясню на своем примере. В моей семье чаще разговаривали на татарском языке, училась я в татарской гимназии, где, в основном, все предметы велись на татарском языке. Когда я поступила в университет – все обучение стало на русском и на английском. Мне было очень сложно перестроиться. Я элементарно не знала самые базовые академические фразы на русском языке. Когда я поехала в Америку, первые несколько лет я чаще молчала на занятиях, но затем язык раскрылся, я научилась высказывать все свои мысли на академическом английском, а не русском или татарском языке. А потом в течение 6,5 лет все было на английском. В 2015 году вернувшись в Россию,  мне снова было очень сложно перестроиться именно к академическому русскому языку. Я осознанно занималась с репетитором по русскому языку, чтобы восполнить пробелы в знаниях. То есть, русский я знала, но не могла с легкостью говорить на любую тему, грамотно формулировать все свои мысли спонтанно,  как я это делала на английском языке. За почти 10 лет проживания в США я не просто обучалась на английском языке, но и изучала основы многоязычия, и особенности изучения академического иностранного языка. Кроме этого,  я очень много читала, выступала с презентациями на конференциях, лекциях, заседаниях, писала, разговаривала и на разговорном и на академическом английском языке, но на русском или татарском языке в моей образовательной истории такой практики не было. Мое использование этих языков в академическом контексте чаще сводилось к выполнению письменных заданий и очень редких выступлений у доски.

Я против англоязычных школ

Поэтому я бы рекомендовала создавать такие классы, группы, школы, где обучение проходило бы на обоих языках – русском и татарском. По этой же причине я против англоязычных школ. Опять же там дети будут знать английский язык, но не будут знать на достаточном уровне русского языка и терминов, которые необходимы, чтобы они свободно себя чувствовали в русскоязычной среде в университете. То же самое с татарским языком. В идеале нужно создать именно такие классы, методики преподавания, учебники, где все объясняется на русском и на татарском языке, занятия ведутся на обоих языках, и дети разговаривают на обоих языках. Прекрасный пример – татаро-турецкие лицеи. Там обучение велось на турецком, английском и татарском. В этих лицеях использовалась одна из методик многоязычия – обучали один предмет на одном языке, а другие предметы на другом языке. В любом случае определенный академический словарный запас у детей сформировывался.

Вариантов вот этих многоязычных форм обучения очень много. Изучение гуманитарных наук можно вести на обоих языках – это способствует развитию речевого аппарата, так как на таких уроках надо рассказывать, объяснять. Физику, математику можно изучать на русском языке, при этом выделяя академические фразы на татарском и/или английском, чтобы у детей формировался академический аппарат на этом языке. Все эти формы многоязычного образования нужно изучить вместе с учителями школ. В реальности, многие успешные преподаватели так и делают – сравнивают, приводят примеры, проводят параллели между языками. Например, в татарской гимназии, где я собирала материалы для своей диссертации, многие учителя так и делали. Они готовили своих учеников к русскоязычному обучению в университете, давали термины, иногда поясняли и приводили примеры на русском языке. Некоторые объясняли грамматику татарского или английского языка через арабский и так далее.

В полилингвальных школах идет поддержка татарского языка

Я считаю, что для Татарстана более подходящими формами обучения были бы даже не билингвальные, а полилингвальные школы. Я изучила опыт преподавания татарского языка в трех видах школ – татарской, школы с углубленным изучением английского языка и в обычной русской школе. По итогам исследования стало понятно, что в школе с углубленным изучением английского языка отношение к татарскому языку более благожелательное, лучше проработана методика преподавания, учителя татарского языка более высокого профессионального уровня, и подходили к своей работе более творчески, чем их коллеги в русскоязычных школах. Почему это происходит? Потому что в полилингвальной школе уже есть понимание, что изучение любого языка – это преимущество. Руководство этих школ не может отрицать актуальность изучения татарского языка, и говорить, что полезно изучать только русский или английский язык.

А в обычной школе, где нет акцента на изучение языков, звучали и такие мнения: “Зачем нам в принципе изучение другого языка, нам ни татарский не нужен, нам и английский не нужен, мы не готовим наших выпускников для других стран, чтобы они развивали экономику других стран”. То есть, как мы видим из первого случая, полилингвальная ситуация в школе является поддержкой также и для татарского языка.

Мы обучаем языкам вне связи с другими языками

Еще у меня есть мысли по поводу организации обучения в школе, это касается теории и методики преподавания нескольких языков одновременно. Наша (преподавателей языка) ошибка в том, что в тех контекстах, где есть более чем один язык, мы обучаем этим языкам вне связи с другими языками, которые дети могут знать или которые ими параллельно изучаются. Я сама преподаю английский язык, и преподаю его на английском языке. Изредка привожу параллели с русским и татарским языками. Но чем больше я изучаю научные работы, размышляю над этим, тем больше убеждаюсь, что нам надо в корне поменять подход к обучению языкам.

Самый простой пример. В русском языке свободный порядок слов. Можно сказать - «Я люблю маму», «Маму я люблю», «Люблю я маму». А в английском языке предложение строится строго в определенном порядке. В немецком тоже, на второй позиции всегда идет глагол. В татарском языке тоже четкий порядок слов – подлежащее, дополнение, сказуемое. И когда я говорю о строении предложения в английском языке, я могла бы рассказывать об этом в связи с другими языками - как предложение строится в том же русском, татарском или в другом языке. Если незнакомый язык изучается в тесной связи с другим языком, который человек уже знает или изучает, то быстрее приходит понимание, информация запоминается и закрепляется лучше. А когда речь идет, например, о звуках? Многие учителя уже используют эти параллели, а многие до сих не задумываются, что такие звуки, как һ, ң, ү, ө, ә – есть в английском языке. В США мне часто говорили, что у меня нет русского акцента, а это потому что я знаю татарский язык, у меня речевой аппарат более развит, поэтому у меня меньше прослеживается этот акцент. И таких параллелей на самом деле очень много.

Все эти возможности надо использовать. Я знаю, что лучшие преподаватели так и делают, некоторые, возможно, неосознанно. Поэтому надо подружить учителей татарского, русского, английского языков, чтобы они эти параллели изучили и вывели на поверхность. На основе этих наработок можно было бы создать многоязычные методики обучения языкам, затем внедрять эти методики и в другие дисциплины.

Детям-татарам было бы полезно учиться в многоязычной среде

В целом, я поддерживаю идею создания татароязычных школ. Я сама выпускница татарской гимназии, где большинство предметов было на татарском языке. Может для кого-то это действительно надо. Но как ученый, который изучает многоязычие, я считаю, что таким детям как я, и многим другим детям было бы полезно учиться в многоязычной среде. И было бы правильно и грамотно организовать обучение так, чтобы оно было на нескольких языках. Как это сделать – первую половину дня изучать предметы на русском, вторую на татарском, или одну неделю детей обучать на русском, а вторую на татарском, или может быть в начале урока весь вокубуляр давать на одном языке, а потом изучать предмет, и спрашивать домашнее задание на другом, или делать одно упражнение на татарском, а другое на русском – все эти формы организации обучения на нескольких языках надо продумать, апробировать и внедрять в разных школах. Вот это и даст начало развитию эффективной многоязычной коммуникации.

Важно поддерживать языки соседних регионов

Возвращаясь к необходимости сохранения татарского языка. Нужно понимать, что в первую очередь сохранение, изучение, продвижение татарского языка, или чувашского, башкирского, якутского - связано с пониманием, что изучение любого языка это очень здорово. Особенно детям, особенно когда у нас есть среда, люди, которые говорят на этом языке. Было бы замечательно, если бы мы изучали и поддерживали языки соседних регионов: если бы в Башкортостане поддерживали продвижение, изучение башкирского языка, а в соседней Чувашской Республике то же самое делали бы с чувашским языком. Если бы создавали среду для изучения этих же языков у нас в республике, продвигали актуальность, необходимость многоязычия, это все также способствовало более положительному отношению к многоязычию.

(1 часть  статьи)

16.04.2018 18:09

Поделиться статьей

Чтобы всегда быть в курсе последних событий, подписывайтесь на наш канал в Telegram

Новости по теме